Эпосы, легенды и сказания




















Петр Авен Время Березовского
Время Березовского
Для очень многих людей символом 90-х была фигура Бориса Абрамовича Березовского. Почему именно он воплотил в себе важные черты своего времени - времени становления второго российского капитализма? Этот вопрос автор книги, Петр Авен, обсуждает с двумя десятками людей, хорошо знавших Березовского в разные периоды его жизни. Среди собеседников автора - Валентин Юмашев и Александр Волошин, Михаил Фридман и Анатолий Чубайс, Сергей Доренко и Владимир Познер. 

Ноябрь/декабрь-2017 - премьера документального веб-сериала "Березовский"(автор сценария и режиссер - Андрей Лошак, продюсеры - Алексей Голубовский, Евгений Гиндилис, Сергей Карпов)

Об авторе:
Петр Авен (род. 1955) - российский государственный деятель, предприниматель. Выпускник МГУ, кандидата экономических наук.
В 1991-1992 годах - замминистра иностранных дел РСФСР, затем председатель Комитета внешнеэкономических связей РСФСР - первый заместитель министра иностранных дел РСФСР, министр внешних экономических связей РФ в правительстве Гайдара и представитель президента Ельцина по связям с G7.
С 1994 по 2011 год был президентом Альфа-Банка, а с июня 2011-го - председатель совета директоров Банковской группы Альфа-Банк; председателем совета директоров ОАО "АльфаСтрахование".
В  2008 году Петр и Елена Авен создали благотворительный фонд "Поколение". Меценат, член совета попечителей Государственного музея изобразительных искусств имени А.С.Пушкина.

Теги:
Березовский, 90-е, бизнес, политика, экономика, власть, Авен

...
Генри Марш Не навреди. Истории о жизни, смерти и нейрохирургии Do No Harm: Stories of Life, Death, and Brain Surgery
Не навреди. Истории о жизни, смерти и нейрохирургии
Совершая ошибки или сталкиваясь с чужими, мы успокаиваем себя фразами "Человеку свойственно ошибаться". Но утешают ли они того, кто стал жертвой чужой некомпетентности? И утешают ли они врача, который не смог помочь?
Нам хочется верить, что врач непогрешим на своем рабочем месте. В операционной всемогущ, никогда не устает и не чувствует себя плохо, не раздражается и не отвлекается на посторонние мысли. Но каково это на самом деле - быть нейрохирургом? Каково знать, что от твоих действий зависит не только жизнь пациента, но и его личность - способность мыслить и творить, грустить и радоваться?
Рано или поздно каждый нейрохирург неизбежно задается этими вопросами, ведь любая операция связана с огромным риском. Генри Марш, всемирно известный британский нейрохирург, раздумывал над ними на протяжении всей карьеры, и итогом его размышлений стала захватывающая, предельно откровенная и пронзительная книга, главную идею которой можно уложить в два коротких слова: "Не навреди".

...
Шон Байтелл Дневник книготорговца
Дневник книготорговца
Сегодня Уигтаун, расположенный в отдаленном уголке Шотландии, — место, куда устремляются книголюбы со всего мира. Это происходит благодаря тому, что в 1998 году Уигтаун был провозглашен книжным городом Шотландии национального значения, а в 1999-м начал работу Уигтаунский книжный фестиваль. В остроумном дневнике Шона Байтелла, владельца самого крупного в Шотландии букинистического магазина и активного участника фестиваля, описаны будни и радости книготорговли. Ироничное и дерзкое повествование увлеченного продавца придется по душе поклонникам отрицающего все авторитеты и моральные ценности сериала «Книжный магазин Блэка» с Диланом Мораном в главной роли, одного из лучших комедийных сериалов, когда-либо показанных на телевидении, а также всем любителям книг и завсегдатаям книжных магазинов....
Александр Ширвиндт Склероз, рассеянный по жизни
Склероз, рассеянный по жизни
"Зачем пишется эта книга? Из привычного тщеславия? Из ощущения неслыханной своей значимости и необходимости поведать человечеству нечто такое, что ему и в голову не может прийти? Да, если быть честным, то все это присутствует, но если быть честным до конца, то действительно хочется хоть чуточку закрепить свое время, своих друзей, свой дом, а значит, свою жизнь". А. Ширвиндт...
Акунин Борис Азиатская европеизация. История Российского Государства. Царь Петр Алексеевич
Азиатская европеизация. История Российского Государства. Царь Петр Алексеевич
  • Продолжение самого масштабного и амбициозного проекта десятилетия от Бориса Акунина!
  • История Отечества в фактах и человеческих судьбах!
  • Уникальный формат: мегатекст состоит из параллельных текстов: история России в восьми томах + исторические авантюрные повести.
  • Суммарный тираж изданных за четыре года книг проекта - более 1 500 000 экземпляров!
  • Тома серии богаты иллюстрациями: цветные в исторических томах, стильная графика - в художественных!
  • Велик ли был Петр Великий? Есть лишь четыре крупных исторических деятеля, отношение к которым окрашено сильными эмоциями: Иван Грозный, Ленин, Сталин - и Петр I. Доблести Петра восхвалялись и при монархии, и в СССР, и в постсоветской России. "Государственникам" этот правитель импонирует как создатель мощной военной державы, "либералам" - как западник, повернувший страну лицом к Европе.

    Аннотация:
    Тридцатилетие, в течение которого царь Петр Алексеевич проводил свои преобразования, повлияло на ход всей мировой истории. Обстоятельства его личной жизни, умственное устройство, пристрастия и фобии стали частью национальной матрицы и сегодня воспринимаются миром как нечто исконно российское. И если русская литература "вышла из гоголевской шинели", то Российское государство до сих пор донашивает петровские ботфорты.
    Эта книга про то, как русские учились не следовать за историей, а творить ее, как что-то у них получилось, а что-то нет. И почему.

    "Проект будет моей основной работой в течение десяти лет. Речь идет о чрезвычайно нахальной затее, потому что у нас в стране есть только один пример беллетриста, написавшего историю Отечества, - Карамзин. Пока только ему удалось заинтересовать историей обыкновенных людей".

    Борис Акунин



    Об авторе:
    Борис Акунин (настоящее имя Григорий Шалвович Чхартишвили) - русский писатель, ученый-японист, литературовед, переводчик, общественный деятель. Также публиковался под литературными псевдонимами Анна Борисова и Анатолий Брусникин. Борис Акунин является автором нескольких десятков романов, повестей, литературных статей и переводов японской, американской и английской литературы.
    Художественные произведения Акунина переведены, как утверждает сам писатель, более чем на 30-ть языков мира. По версии российского издания журнала Forbes Акунин, заключивший контракты с крупнейшими издательствами Европы и США, входит в десятку российских деятелей культуры, получивших признание за рубежом.
    "Комсомольская правда" по итогам первого десятилетия XXI века признала Акунина самым популярным писателем России. Согласно докладу Роспечати "Книжный рынок России" за 2010 год, его книги входят в десятку самых издаваемых.

    О серии:
    Первый том "История Российского Государства. От истоков до монгольского нашествия" вышел в ноябре 2013 года. Вторая историческая книга серии появилась через год. Исторические тома проекта "История Российского Государства" выходят каждый год, поздней осенью, став таким образом определенной традицией. Третий том "От Ивана III до Бориса Годунова. Между Азией и Европой" был издан в декабре 2015 года. Четвертый - "Семнадцатый век" в 2016 году, и вот пятый - "Царь Петр Алексеевич" - появится на прилавках книжных магазинов страны в конце ноября 2017.
    Главная цель проекта, которую преследует автор, - сделать пересказ истории объективным и свободным от какой-либо идеологической системы при сохранении достоверности фактов. Для этого, по словам Бориса Акунина, он внимательно сравнивал исторические данные различных источников. Из массы сведений, имен, цифр, дат и суждений он попытался выбрать все несомненное или, по меньшей мере, наиболее правдоподобное. Малозначительная и недостоверная информация отсеялась. Это серия создавалась для тех, кто хотел бы знать историю России лучше. Ориентиром уровня изложения отечественной истории Борис Акунин для себя ставит труд Николая Карамзина "История государства Российского".
  • ...
    Михаил Ширвиндт Мемуары двоечника
    Мемуары двоечника
    Автор книги - известный продюсер и телеведущий Михаил Ширвиндт, сын всеми любимого актера Александра Ширвиндта. Его рассказ - настоящее сокровище на полке книжных магазинов. Никаких шаблонов и штампов - только искренние и честные истории. Александр Ширвиндт. При упоминании этого имени у каждого читателя рождается ассоциация с глубоким и умным юмором. Яблоко упало недалеко от яблони, и книга Ширвиндта Михаила пропитана все тем же юмором, иронией, - и, что особенно ценно, самоиронией. Видимо, это в семье родовое.
    С первых страниц книги автор приводит вас в свой дом, свою жизнь. Он рассказывает о ней без прикрас, не позируя и не стараясь выглядеть лучше, чем он есть. В книге, кроме семьи Ширвиндтов, вы встретитесь со многими замечательными людьми, среди которых Гердты, Миронов, Державин, Райкин, Урсуляк и другие.
    Автор доверил вам свою жизнь. Читайте ее, смейтесь, сопереживайте, учитесь на опыте и жизненных историях этой неординарной семьи....
    Архимандрит Тихон Несвятые святые и другие рассказы
    Несвятые святые и другие рассказы
    Один подвижник как-то сказал, что всякий православный христианин может поведать свое Евангелие, свою Радостную Весть о встрече с Богом. Конечно, никто не сравнивает такие свидетельства с книгами апостолов, своими глазами видевших Сына Божия, жившего на земле. И всё же мы, хоть и немощные, грешные, но Его ученики, и нет на свете ничего более прекрасного, чем созерцание поразительных действий Промысла Спасителя о нашем мире....
    Пол Каланити Когда дыхание растворяется в воздухе. Иногда судьбе все равно, что ты врач When Breath Becomes Air
    Когда дыхание растворяется в воздухе. Иногда судьбе все равно, что ты врач
    Пол Каланити - талантливый врач-нейрохирург, и он с таким же успехом мог бы стать талантливым писателем. Вы держите в руках его единственную книгу. Более десяти лет он учился на нейрохирурга и всего полтора года отделяли его от того, чтобы стать профессором. Он уже получал хорошие предложения работы, у него была молодая жена и совсем чуть-чуть оставалось до того, как они наконец-то начнут настоящую жизнь, которую столько лет откладывали на потом. Полу было всего 36 лет, когда смерть, с которой он боролся в операционной, постучалась к нему самому. Диагноз – рак легких, четвертая стадия – вмиг перечеркнула всего его планы. Кто, как не сам врач, лучше всего понимает, что ждет больного с таким диагнозом? Пол не опустил руки, он начал жить! Он много времени проводил с семьей, они с женой родили прекрасную дочку Кэди, реализовалась мечта всей его жизни – он начал писать книгу, и он стал профессором нейрохирургии. У ВАС В РУКАХ КНИГА ВЕЛИКОГО ПИСАТЕЛЯ, УСПЕВШЕГО НАПИСАТЬ ВСЕГО ОДНУ КНИГУ. ЭТУ КНИГУ!...
    Алена Долецкая Не жизнь, а сказка
    Не жизнь, а сказка

    О чём может рассказать первый главный редактор российского Vogue, основательница русской версии Andy Warhol's Interview, легендарная московская красавица, чьё имя стало синонимом качественной глянцевой журналистики? О том, как она вывела в свет Наталью Водянову? О том, чего стоит дружба Наоми Кэмпбелл и Леонардо ДиКаприо? О том, каково это - держаться на олимпе не один десяток лет, оставаясь при этом настоящим человеком?
    Дочь знаменитого хирурга С.Я. Долецкого, внучка первого директора ТАСС Я.Г. Долецкого со свойственной ей иронией и пронзительной искренностью покажет, что скрыто за маской сказочной dolce vita.

    ...
    А. Ширвиндт Проходные дворы биографии
    Проходные дворы биографии
    Новая книга Александра Ширвиндта - не размеренное и скучное повествование. По словам самого автора: "Это не литература и не скрупулезная биографическая справка. Это - чехарда воспоминаний". О самых непростых моментах жизни Ширвиндт рассказывает в знаменитой ироничной манере, безо всякого снисхождения к себе и другим. Итак, "Проходные дворы биографии". Маршрут простой: от самого начала, от родильного дома, до, слава богу, пока не самого конца"....

    – Ты не отомстил за своего отца и за свою тетку Далилу.

    – Я ожидаю удобного случая, чтобы убить Зибака и перебить всех его людей, – ответил Ясир. Тогда Насер предложил ему:

    – Убей аль-Унаси и Али аль-Манашифи, а также Али аль-Хусри.

    Ясир устроил пир, на который позвал всех троих предводителей и Насера. Принесли столики, все принялись за еду. Только Насер встал и вышел как бы по нужде и не съел ни кусочка. Когда предводители отведали угощения Ясира, яд, которым оно было отравлено, проник к ним в тело, и они все умерли.

    Халиф, услышав о смерти этих трех предводителей, очень огорчился и приказал предводителю Али Зибаку и его сыну Степному Льву отправиться в Каир и убить Насера. Тогда пустились в путь все – Али Зибак, Степной Лев, Омар аль-Хаттаф, Шахада Абу Хатаб, Хасан Шуман, Али аль-Бусти и множество молодцов. И все они ехали в Каир.

    Что же касается Насера, то он выказал притворное горе и отчаяние и велел похоронить предводителей со всей пышностью. Он велел построить для них роскошные гробницы, всем повелел надеть по ним траур. А когда похороны окончились, молодцы схватили Ясира аль-Кальби, сына Салах ад-Дина, и бросили его в тюрьму. Когда же прибыли Зибак и все его сопровождающие, Насер встретил их облаченный в траур, но они схватили его и, бросив в темницу, заковали в цепи и оковы.

    На следующий день привели его и Ясира аль-Кальби, и Али спросил Насера, почему умерли предводители. Насер ответил:

    – Когда я узнал о случившемся, я поспешил схватить того, кого подозревали в их убийстве, а потом мы торжественно похоронили убитых.

    Затем Али обратился к Ясиру:

    – А тебе что известно об этом преступлении?

    – Я ничего не знаю о том, кто совершил его. Мы сейчас ведем розыск и непременно схватим убийц, – ответил Ясир. Тогда Али Зибак приказал стегать Ясира Арафата кнутом, и его били, пока все его тело не вздулось. Тогда он выложил всю правду. А Насер, когда узнал, что Ясир ибн аль-Кальби признался во всем, так как не мог отрицать истины, также признался. Али Зибак приказал казнить Ясира и Насера, и их повесили, а люди столпились на месте казни, чтобы полюбоваться ею. Их похоронили, а вместо Насера назначили правителем Египта Фадла Абу-ль-Аббаса. Фадл был человеком справедливым, благоразумным и достойным. Он ввел новые законы и соблюдал справедливость, насаждая ее среди людей. Потом Али Зибак назначил Али аль-Хазуби и Али аль-Бусти предводителями молодцов города Каира, Хасана Шумана – предводителем молодцов Басры, сыну своему Степному Льву приказал собираться в Багдад вместе с предводителями и молодцами и сам поехал вместе с ними.

    Прибыв в Багдад, Зибак отправился к халифу и осведомил его о том, что исполнил и какие дела совершил, и халиф поблагодарил его. В это время в диван вошел какой-то человек, который приветствовал халифа и вручил ему письмо от аль-Мутасима, сына царя Кайсара, в котором говорилось: «Я прочел историю нашего государства и из нее узнал о войнах, которые происходили между нашими царствами. Я узнал также, что ты одолел войска моего отца и наложил на нас дань. А теперь я хочу, чтобы ты снял с нас эту дань, если же ты этого не сделаешь, то между нами будет война».

    Тогда халиф, Зибак и предводители, разгневанные дерзостью сына царя Кайсара, стали говорить речи, полные доблести и решимости, а потом халиф приказал собрать войска и отправиться на войну с врагом. Они покинули Багдад, и известия об этом достигли аль-Мутасима. Он также вывел свои войска, и в конце концов они встретились. Герои сошлись лицом к лицу, развевались знамена, били барабаны, и завязался бой. Струилась кровь, летели головы, и багдадское войско Балетки отступило.

    Али счел это великим позором для себя, он снова собрал войска, и они провели эту ночь, готовясь к сражению.

    А наутро аль-Мутасим выступил на поле боя. Он скакал и гарцевал, искал сражения с врагами. К нему выехал Шахада Абу Хатаб, но аль-Мутасим налетел на него и тут же захватил в плен. Тогда против аль-Мутасима вышел Ахмад ад-Данаф, но тот пленил и Ахмада. Потом на поле боя выехал Ала ад-Дин. Они вступили в ожесточенную битву и показали такую воинскую доблесть, такое искусство во владении разным оружием, что непостижимо разуму. Наконец их мечи затупились, и тогда аль-Мутасим набросился на Ала ад-Дина и захватил его в плен. В это время стемнело, и забили барабаны, возвещая о наступлении ночи и конце сражений. Али Зибак дивился доблести аль-Мутасима и решил на следующее утро встретиться с ним в поединке.

    Когда рассвело, аль-Мутасим снова явился на поле боя, и к нему вышел эмир Рустем. Они сшиблись и стали бороться, и аль-Мутасим, бросившись на эмира Рустема, захватил его в плен. Тогда к аль-Мутасиму хотел выехать Али Зибак, но Степной Лев побоялся за него и сказал ему:

    – Клянусь Аллахом, к нему выйду только я!

    Потом он крикнул:

    – Сегодня день решающей битвы!

    И с этими словами поскакал к сыну царя Кайсара и ударил его мечом. Но аль-Мутасим пригнулся в седле и уклонился от удара, а потом снова вступил в бой. Они стали бороться, издавая грозные крики, сражались до самого вечера. А когда забили барабаны, возвещая о конце единоборства, они вернулись с поля боя невредимыми.

    Что же касается Зибака, то он под покровом темноты отправился во вражеский лагерь. Он подошел к шатру аль-Мутасима и увидел, что в шатре рядом с царем сидит какая-то женщина, которая прижимает его к груди и целует, приговаривая:

    – Хватит воевать, сынок, скажи своему дяде Али Зибаку, предводителю багдадских молодцов, и твоему отцу халифу, кто ты такой!

    Но аль-Мутасим отвечал ей:

    – Я должен сесть на престол моего отца, и я непременно сделаю это, раз я узнал, что он прогнал тебя, как прогоняют служанок.

    Когда Али Зибак услышал эти слова, он вошел в шатер и сказал:

    – О Марьям, я ведь Зибак!

    Тогда Марьям поднялась ему навстречу, говоря:

    – Добро пожаловать тому, кого я люблю больше всех!

    Она обняла его, аль-Мутасим бросился его целовать, говоря слова привета, и Зибак тоже поцеловал его.

    Теперь мы расскажем, как случилось, что Марьям оказалась матерью аль-Мутасима, сестрой Зибака и женой халифа. Дело в том, что после войны между халифом и царем Кайсаром, которую затеяла Далила, когда халиф одолел Кайсара, они заключили между собой союз дружбы и примирения. Тогда царь Кайсар подарил халифу Харуну ар-Рашиду невольницу необычайной красоты, улыбающуюся и приветливую, а халиф в ответ подарил невольницу царю Кайсару, Что касается невольницы, подаренной Кайсаром халифу, то халиф полюбил ее и проводил все ночи в ее покоях, лаская ее и наслаждаясь общением с ней. Тогда другие жены и невольницы халифа приревновали его к ней и сговорились погубить девушку. Они донесли халифу, будто та изменяет ему и обманывает его. Тогда халиф, разгневавшись, прогнал эту невольницу, не зная, что она беременна от него. Балетки Она же отправилась в один из приморских городов, увидела там судно и села на него. Прибыв в земли Кайсара, она явилась к царю и рассказала ему, что халиф прогнал ее из-за клеветников и доносчиков, которые позавидовали ей, и добавила, что ни в чем не виновата. Тогда царь Кайсар подарил ей дворец и дал невольниц, чтобы они служили ей. Через несколько месяцев она родила сына, аль-Мутасима, и сам царь заботился о его воспитании, как отец. Когда аль-Мутасим вырос, он стал несравненным храбрецом, доблестным воином и щедрым молодцом, и никто не сомневался в том, что он сын царя Кайсара.

    После того как царь Кайсар скончался, аль-Мутасима избрали царем вместо Кайсара. Но Марьям любила халифа и мечтала вернуться к нему. Она поведала сыну всю свою историю и добавила, что она побраталась с Зибаком. Она рассказала аль-Мутасиму, что халиф прогнал ее из-за навета и клеветы прочих жен и невольниц, приревновавших его к ней. Аль-Мутасим тотчас поклялся матери, что он в возмездие победит в бою своего отца и воссядет на его престол. Он снарядил войска и отправился на войну с халифом, одолев и захватив в плен его самых прославленных храбрецов.

    Тогда Зибак, выслушав рассказ Марьям, взял с собой аль-Мутасима и, приведя его в тот шатер, где находился малый престол халифа, усадил на него юношу на несколько минут, чтобы тот исполнил свою клятву и его слова не были пустой похвальбой, а затем отвел его обратно. Потом он прошел в шатер халифа и сообщил ему, что аль-Мутасим – его родной сын.

    Халиф успокоился и развеселился. Явившись в лагерь аль-Мутасима, он вошел в его шатер, и аль-Мутасим стал целовать ему руки, а Харун ар-Рашид поцеловал сына в лоб. Потом пришла и Марьям, мать аль-Мутасима. Она встала перед халифом и стала смотреть на него с любовью. Халиф очень обрадовался ей, потому что он также любил ее и раскаивался в том, что прогнал ее по навету завистников.

    Когда халиф и аль-Мутасим примирились, война закончилась, и все стали радоваться и ликовать, проводя дни и ночи в празднествах и веселых пирах. Трубили в трубы, и били в барабаны, город Багдад был украшен, как в дни великих торжеств, и аль-Мутасим оставался у халифа, своего отца, четыре месяца, а потом попросил у него разрешения вернуться в свои земли. Халиф стал давать ему советы и увещевать, учил его быть покорным творцу, блюсти чистоту души и наблюдать справедливость в правлении, памятуя о том, что богатый и бедный равны. Халиф советовал сыну не общаться с глупцами и каждому воздавать по заслугам. Потом он прижал сына к груди и поцеловал его, а аль-Мутасим поцеловал ему руки, обнял своих братьев аль-Амина и аль-Мамуна, Али Зибака и Степного Льва, свою матушку Марьям, Балетки а затем приказал войскам собираться в путь.

    Что же касается предводителя Али Зибака, то он вскорости заболел тяжелой болезнью, от которой ни один лекарь не мог его вылечить, и скончался от этого недуга. Халиф стал горевать о нем, говоря:

    – О горе, о жалость, мы потеряли тебя, предводитель Али Зибак, которому покорялись храбрецы и доблестные всадники! Но нельзя роптать против веления Аллаха!
    Яндекс.Метрика

    Дастан - эпическое произведение в фольклоре или литературе Ближнего и Среднего Востока, Юго-Восточной Азии, описывающий фантастические и авантюрные ситуации, в нём нередко усложнённый сюжет, несколько гиперболизированы события и идеализированы герои.
    18+ только для взрослых