Эпосы, легенды и сказания




















Петр Авен Время Березовского
Время Березовского
Для очень многих людей символом 90-х была фигура Бориса Абрамовича Березовского. Почему именно он воплотил в себе важные черты своего времени - времени становления второго российского капитализма? Этот вопрос автор книги, Петр Авен, обсуждает с двумя десятками людей, хорошо знавших Березовского в разные периоды его жизни. Среди собеседников автора - Валентин Юмашев и Александр Волошин, Михаил Фридман и Анатолий Чубайс, Сергей Доренко и Владимир Познер. 

Ноябрь/декабрь-2017 - премьера документального веб-сериала "Березовский"(автор сценария и режиссер - Андрей Лошак, продюсеры - Алексей Голубовский, Евгений Гиндилис, Сергей Карпов)

Об авторе:
Петр Авен (род. 1955) - российский государственный деятель, предприниматель. Выпускник МГУ, кандидата экономических наук.
В 1991-1992 годах - замминистра иностранных дел РСФСР, затем председатель Комитета внешнеэкономических связей РСФСР - первый заместитель министра иностранных дел РСФСР, министр внешних экономических связей РФ в правительстве Гайдара и представитель президента Ельцина по связям с G7.
С 1994 по 2011 год был президентом Альфа-Банка, а с июня 2011-го - председатель совета директоров Банковской группы Альфа-Банк; председателем совета директоров ОАО "АльфаСтрахование".
В  2008 году Петр и Елена Авен создали благотворительный фонд "Поколение". Меценат, член совета попечителей Государственного музея изобразительных искусств имени А.С.Пушкина.

Теги:
Березовский, 90-е, бизнес, политика, экономика, власть, Авен

...
Генри Марш Не навреди. Истории о жизни, смерти и нейрохирургии Do No Harm: Stories of Life, Death, and Brain Surgery
Не навреди. Истории о жизни, смерти и нейрохирургии
Совершая ошибки или сталкиваясь с чужими, мы успокаиваем себя фразами "Человеку свойственно ошибаться". Но утешают ли они того, кто стал жертвой чужой некомпетентности? И утешают ли они врача, который не смог помочь?
Нам хочется верить, что врач непогрешим на своем рабочем месте. В операционной всемогущ, никогда не устает и не чувствует себя плохо, не раздражается и не отвлекается на посторонние мысли. Но каково это на самом деле - быть нейрохирургом? Каково знать, что от твоих действий зависит не только жизнь пациента, но и его личность - способность мыслить и творить, грустить и радоваться?
Рано или поздно каждый нейрохирург неизбежно задается этими вопросами, ведь любая операция связана с огромным риском. Генри Марш, всемирно известный британский нейрохирург, раздумывал над ними на протяжении всей карьеры, и итогом его размышлений стала захватывающая, предельно откровенная и пронзительная книга, главную идею которой можно уложить в два коротких слова: "Не навреди".

...
Алена Долецкая Не жизнь, а сказка
Не жизнь, а сказка

О чём может рассказать первый главный редактор российского Vogue, основательница русской версии Andy Warhol's Interview, легендарная московская красавица, чьё имя стало синонимом качественной глянцевой журналистики? О том, как она вывела в свет Наталью Водянову? О том, чего стоит дружба Наоми Кэмпбелл и Леонардо ДиКаприо? О том, каково это - держаться на олимпе не один десяток лет, оставаясь при этом настоящим человеком?
Дочь знаменитого хирурга С.Я. Долецкого, внучка первого директора ТАСС Я.Г. Долецкого со свойственной ей иронией и пронзительной искренностью покажет, что скрыто за маской сказочной dolce vita.

...
Александр Ширвиндт В промежутках между
В промежутках между
Вся наша жизнь - это существование в промежутках между. Между юбилеями и панихидами, между удачами и провалами, между болезнями и здоровьем, между днем и ночью, вообще, между рождением и смертью возникает пространство, когда человек вынужден подумать. А когда начинаешь думать, то рефлекторно хочется поделиться чем-нибудь с кем-нибудь, кроме самого себя…...
Акунин Борис Азиатская европеизация. История Российского Государства. Царь Петр Алексеевич
Азиатская европеизация. История Российского Государства. Царь Петр Алексеевич
  • Продолжение самого масштабного и амбициозного проекта десятилетия от Бориса Акунина!
  • История Отечества в фактах и человеческих судьбах!
  • Уникальный формат: мегатекст состоит из параллельных текстов: история России в восьми томах + исторические авантюрные повести.
  • Суммарный тираж изданных за четыре года книг проекта - более 1 500 000 экземпляров!
  • Тома серии богаты иллюстрациями: цветные в исторических томах, стильная графика - в художественных!
  • Велик ли был Петр Великий? Есть лишь четыре крупных исторических деятеля, отношение к которым окрашено сильными эмоциями: Иван Грозный, Ленин, Сталин - и Петр I. Доблести Петра восхвалялись и при монархии, и в СССР, и в постсоветской России. "Государственникам" этот правитель импонирует как создатель мощной военной державы, "либералам" - как западник, повернувший страну лицом к Европе.

    Аннотация:
    Тридцатилетие, в течение которого царь Петр Алексеевич проводил свои преобразования, повлияло на ход всей мировой истории. Обстоятельства его личной жизни, умственное устройство, пристрастия и фобии стали частью национальной матрицы и сегодня воспринимаются миром как нечто исконно российское. И если русская литература "вышла из гоголевской шинели", то Российское государство до сих пор донашивает петровские ботфорты.
    Эта книга про то, как русские учились не следовать за историей, а творить ее, как что-то у них получилось, а что-то нет. И почему.

    "Проект будет моей основной работой в течение десяти лет. Речь идет о чрезвычайно нахальной затее, потому что у нас в стране есть только один пример беллетриста, написавшего историю Отечества, - Карамзин. Пока только ему удалось заинтересовать историей обыкновенных людей".

    Борис Акунин



    Об авторе:
    Борис Акунин (настоящее имя Григорий Шалвович Чхартишвили) - русский писатель, ученый-японист, литературовед, переводчик, общественный деятель. Также публиковался под литературными псевдонимами Анна Борисова и Анатолий Брусникин. Борис Акунин является автором нескольких десятков романов, повестей, литературных статей и переводов японской, американской и английской литературы.
    Художественные произведения Акунина переведены, как утверждает сам писатель, более чем на 30-ть языков мира. По версии российского издания журнала Forbes Акунин, заключивший контракты с крупнейшими издательствами Европы и США, входит в десятку российских деятелей культуры, получивших признание за рубежом.
    "Комсомольская правда" по итогам первого десятилетия XXI века признала Акунина самым популярным писателем России. Согласно докладу Роспечати "Книжный рынок России" за 2010 год, его книги входят в десятку самых издаваемых.

    О серии:
    Первый том "История Российского Государства. От истоков до монгольского нашествия" вышел в ноябре 2013 года. Вторая историческая книга серии появилась через год. Исторические тома проекта "История Российского Государства" выходят каждый год, поздней осенью, став таким образом определенной традицией. Третий том "От Ивана III до Бориса Годунова. Между Азией и Европой" был издан в декабре 2015 года. Четвертый - "Семнадцатый век" в 2016 году, и вот пятый - "Царь Петр Алексеевич" - появится на прилавках книжных магазинов страны в конце ноября 2017.
    Главная цель проекта, которую преследует автор, - сделать пересказ истории объективным и свободным от какой-либо идеологической системы при сохранении достоверности фактов. Для этого, по словам Бориса Акунина, он внимательно сравнивал исторические данные различных источников. Из массы сведений, имен, цифр, дат и суждений он попытался выбрать все несомненное или, по меньшей мере, наиболее правдоподобное. Малозначительная и недостоверная информация отсеялась. Это серия создавалась для тех, кто хотел бы знать историю России лучше. Ориентиром уровня изложения отечественной истории Борис Акунин для себя ставит труд Николая Карамзина "История государства Российского".
  • ...
    Михаил Ширвиндт Мемуары двоечника
    Мемуары двоечника
    Автор книги - известный продюсер и телеведущий Михаил Ширвиндт, сын всеми любимого актера Александра Ширвиндта. Его рассказ - настоящее сокровище на полке книжных магазинов. Никаких шаблонов и штампов - только искренние и честные истории. Александр Ширвиндт. При упоминании этого имени у каждого читателя рождается ассоциация с глубоким и умным юмором. Яблоко упало недалеко от яблони, и книга Ширвиндта Михаила пропитана все тем же юмором, иронией, - и, что особенно ценно, самоиронией. Видимо, это в семье родовое.
    С первых страниц книги автор приводит вас в свой дом, свою жизнь. Он рассказывает о ней без прикрас, не позируя и не стараясь выглядеть лучше, чем он есть. В книге, кроме семьи Ширвиндтов, вы встретитесь со многими замечательными людьми, среди которых Гердты, Миронов, Державин, Райкин, Урсуляк и другие.
    Автор доверил вам свою жизнь. Читайте ее, смейтесь, сопереживайте, учитесь на опыте и жизненных историях этой неординарной семьи....
    Архимандрит Тихон Несвятые святые и другие рассказы
    Несвятые святые и другие рассказы
    Один подвижник как-то сказал, что всякий православный христианин может поведать свое Евангелие, свою Радостную Весть о встрече с Богом. Конечно, никто не сравнивает такие свидетельства с книгами апостолов, своими глазами видевших Сына Божия, жившего на земле. И всё же мы, хоть и немощные, грешные, но Его ученики, и нет на свете ничего более прекрасного, чем созерцание поразительных действий Промысла Спасителя о нашем мире....
    Пол Каланити Когда дыхание растворяется в воздухе. Иногда судьбе все равно, что ты врач When Breath Becomes Air
    Когда дыхание растворяется в воздухе. Иногда судьбе все равно, что ты врач
    Пол Каланити - талантливый врач-нейрохирург, и он с таким же успехом мог бы стать талантливым писателем. Вы держите в руках его единственную книгу. Более десяти лет он учился на нейрохирурга и всего полтора года отделяли его от того, чтобы стать профессором. Он уже получал хорошие предложения работы, у него была молодая жена и совсем чуть-чуть оставалось до того, как они наконец-то начнут настоящую жизнь, которую столько лет откладывали на потом. Полу было всего 36 лет, когда смерть, с которой он боролся в операционной, постучалась к нему самому. Диагноз – рак легких, четвертая стадия – вмиг перечеркнула всего его планы. Кто, как не сам врач, лучше всего понимает, что ждет больного с таким диагнозом? Пол не опустил руки, он начал жить! Он много времени проводил с семьей, они с женой родили прекрасную дочку Кэди, реализовалась мечта всей его жизни – он начал писать книгу, и он стал профессором нейрохирургии. У ВАС В РУКАХ КНИГА ВЕЛИКОГО ПИСАТЕЛЯ, УСПЕВШЕГО НАПИСАТЬ ВСЕГО ОДНУ КНИГУ. ЭТУ КНИГУ!...
    Долгополов Н. М. Легендарные разведчики - 2
    Легендарные разведчики - 2
    В новой книге "Легендарные разведчики-2" из молодогвардейской серии "ЖЗЛ" вам предстоит познакомиться с героями, с которых лишь недавно снят гриф "Совершенно секретно". Их открывает для вас дважды лауреат литературной премии Службы внешней разведки РФ писатель Николай Долгополов. И потому знакомство с Героями России Алексеем Козловым и Жоржем Ковалем, нелегалами Михаилом и Елизаветой Мукасей, Еленой Модржинской, Иваном Михеевым, нашими агентами Клаусом Фуксом и членом "Кембриджской пятерки" Дональдом Маклейном, настоящим подполковником Рудольфом Абелем, а не полковником Вильямом Абелем - Фишером… станет для читателя откровением. Автор не мог не возвратиться к прежним Героям - тому же Вильяму Фишеру, Рихарду Зорге, о деятельности которых за последнее время стало известно немало нового. Изложена версия гибели великого Николая Кузнецова. В книге дан ответ на часто задаваемый вопрос: был ли разведчиком академик Евгений Примаков, спасший Службу внешней разведки от грозившего ей в начале 1990-х развала? Здесь же рассказ о Герое России Икс, чье имя пока не раскрыто. Есть в "Легендарных разведчиках-2" и некий момент мистификации. Среди персонажей этой книги и любимица главарей Третьего Рейха - русская актриса Ольга Чехова. Но была ли она советской разведчицей?...
    А. Ширвиндт Проходные дворы биографии
    Проходные дворы биографии
    Новая книга Александра Ширвиндта - не размеренное и скучное повествование. По словам самого автора: "Это не литература и не скрупулезная биографическая справка. Это - чехарда воспоминаний". О самых непростых моментах жизни Ширвиндт рассказывает в знаменитой ироничной манере, безо всякого снисхождения к себе и другим. Итак, "Проходные дворы биографии". Маршрут простой: от самого начала, от родильного дома, до, слава богу, пока не самого конца"....

    – Ты уже немало должен мне!

    Но аль-Манафиши не ответил ему. Тогда Али аз-Зайят, подскочив к Манафиши, крикнул:

    – Заплати ему, не то мы бросим тебя в тюрьму.

    Но Манафиши не ответил ни слова. Аз-Зайят, вытащив меч из ножен, напал на Манафиши, и тот, бросив все, что купил, стал отражать его удары и потеснил своего противника, говоря:

    – Я – Али аль-Манафиши, которому покорились всадники и храбрецы!

    Аз-Зайят отвечал ему:

    – А я – предводитель Али аз-Зайят!

    Они стали бороться и сражаться, и Манафиши начал одолевать аз-Зайята. Ударив его мечом по голове, он поверг его, и аз-Зайят упал мертвым.

    Известие об этом дошло до Зала молодцов, а все молодцы поспешили туда тотчас же. Они увидели, что Али аль-Манафиши ожидает их с мечом, с которого струится кровь. Он крикнул молодцам:

    – Горе вам, негодные! Я – Али аль-Манафиши, погубитель душ!

    С этими словами он набросился на них с отважным сердцем, и они отступили перед ним и бежали от него, устрашась ударов его меча. Отправившись в диван Насера, они разыскали Ибн аль-Унаси и несколько молодцов и рассказали, что Али аль-Манафиши убил предводителя Али аз-Зайята. Аль-Унаси приказал одному из молодцов принести тело Ибн аз-Зайята в Зал молодцов, и его принесли и стали оплакивать, а потом предали земле.

    Что же касается предводителя аль-Унаси, то он решил беречься и стал следить за своим соперником, который днем и ночью царил в городе Каире. Он грабил, воровал и избивал людей, и те стали роптать. Придя к Насеру, они пожаловались ему на поступки Али аль-Манафиши. Насер спросил аль-Унаси:

    – Неужели ты до сих пор не схватил вора и разбойника? Если так, то я смещаю тебя.

    Аль-Унаси попросил у Насера разрешения удалиться и отправился в Зал молодцов. Там он сказал своим молодцам:

    – Я хочу, чтобы Али аль-Манафиши было даровано прощение и безопасность, а после того как Насер простит его, я отправлю его в Багдад, чтобы ему помериться силами с нашим предводителем Али Зибаком, и тогда мы избавимся от зла аль-Манафиши.

    – Поступай, как находишь нужным, – отвечали ему молодцы.

    Аль-Унаси осведомил Насера о том, что он хочет сделать, и тот согласился с ним. Тут же вышли повеления о том, что Али аль-Манафиши даруется прощение и безопасность и он должен явиться в диван.

    Когда Али аль-Манафиши услышал о том, что он прощен, он пришел в диван. Насера и приветствовал царя, представ пред ним со всем вежеством. Насер спросил его:

    – Ты – Али аль-Манафиши?

    – Да, господин мой, – ответил Али. Насер спросил:

    – Как же ты отважился на такие поступки в Куфр аз-Зайяте? Как ты посмел убить Али ибн аз-Зайята? Ведь ты совершил это на улицах Каира!

    Али аль-Манафиши ответил:

    – Люди в Куфр аз-Зайяте обидели моего отца без всякой вины с его стороны. Что же касается аз-Зайята, то он хотел убить меня, я сразился с ним и одолел его.

    Насер Леггинсы тогда сказал:

    – Уже вышло повеление простить тебя, и мы назначаем тебя предводителем каирских молодцов.

    Потом, обратившись к аль-Унаси, Насер сказал ему:

    – Передай ему свою должность и свое место, потому что ты не смог одолеть его.

    Аль-Унаси возразил:

    – Ты знаешь, господин мой, что эту должность может передать другому только наш предводитель Али Зибак. Если Али аль-Манафиши хочет получить это место, пусть едет в Багдад и привезет нам согласие Али Зибака, и тогда я немедленно передам ему мою должность.

    Когда аль-Манафиши услышал эти слова, он сказал Насеру:

    – Я клянусь перед всеми вами, что непременно отправлюсь в Багдад и перехитрю Али Зибака и отберу у него должность предводителя молодцов Багдада, а потом вернусь к вам и получу у вас должность предводителя молодцов Каира, будучи покорным нашему господину Насеру.

    Потом Али аль-Манафиши простился с Насером, сел на коня и отправился в Багдад.

    Что же касается Ибрахима аль-Унаси, то он написал письмо предводителю Али Зибаку, извещая его о том, что Али аль-Манафиши убил предводителя аз-Зайята и этим хочет заслужить пост, предводителя молодцов в Каире, а сейчас направляется в Багдад, чтобы отобрать у Али Зибака должность предводителя молодцов Багдада. Потом он описал внешность аль-Манафиши и отослал письмо с гонцом, сказав ему:

    – Поспеши и не медли!

    Гонец взял письмо и пустился в путь по степям и долинам и наконец въехал в Багдад. Он тотчас же отправился в Зал молодцов и вручил письмо предводителю Али Зибаку. Прочтя письмо, Зибак воскликнул:

    – Какая жалость, что убит аз-Зайят!

    Потом Зибак прочел это письмо своим молодцам, и они нахмурились и загрустили, узнав о том, что творит аль-Манафиши, и поклялись, что отомстят ему. Затем Али сообщил халифу о том, что сделал аль-Манафиши, и тот опечалился, узнав о смерти Али аз-Зайята, но сказал Али и его предводителям:

    – Берегитесь его и будьте осторожны!

    Они, оставили диван халифа и вернулись к себе, и Омар аль-Хаттаф сказал:

    – Я буду первым, кто сыграет шутку с аль-Манафиши.

    И с того дня Омар каждый день отправлялся к, городским воротам и осматривал каждого приезжающего и уезжающего, переодевшись в платье дряхлой старухи-нищенки лет восьмидесяти. Он стоял у ворот, и прохожие, жалея старуху, щедро подавали ему.

    Однажды к воротам подъехал всадник на вороном коне. Омар со всей поспешностью последовал за ним и увидел, что всадник подъехал к одному из постоялых дворов и снял себе комнату. Омар аль-Хаттаф сказал себе: «Без сомнения, это и есть Али аль-Манафиши». Он подошел к Али и попросил у него милостыню, и тот дал ему десять динаров. Омар воздел к небу руки и воскликнул:

    – О господи, пошли Али аль-Манафиши все, чего он пожелает. Пошли ему победу над всеми врагами, потому что он – благороднейший из людей!

    Али аль-Манафиши спросил:

    – А откуда ты знаешь меня, женщина?

    И мнимая старуха рассказала ему все, что он совершил. Аль-Манафиши сказал себе: «Я сделаю эту старуху помощницей против моих врагов и соперников». Потом, подойдя к ней и поцеловав ей руки, он молвил:

    – Прими меня, как своего сына, и помоги мне против моих врагов.

    – С этого часа ты – мой сын, – Леггинсы объявила старуха. – Я непременно сделаю так, чтобы ты получил должность предводителя молодцов в Багдаде, одолел Али Зибака и Омара аль-Хаттафа!

    Но едва Омару удалось улучить удобное время, он подбросил аль-Манафиши дурману и, когда тот потерял сознание, связал его, отнес в Зал молодцов, бросил там на землю. Потом старуха сняла с себя платье, и молодцы увидели перед собой Омара аль-Хаттафа.

    Зибак спросил:

    – Кто это такой?

    – Это и есть Али аль-Манафиши, – ответил Омар. Зибак упрекнул его:

    – Ты слишком быстро схватил его, он еще не успел погулять по Багдаду.

    Омар дал аль-Манафиши противоядие от дурмана, и тот, открыв глаза, увидел перед собой предводителя Али Зибака и Омара аль-Хаттафа, а также молодцов, которые столпились вокруг. Он тотчас понял, что попал к ним в плен, и крикнул:

    – Я прошу твоего покровительства, предводитель Али Зибак!

    Али сказал, обращаясь к своим молодцам:

    – Вот перед вами, Али аль-Манафиши, что же вы хотите сделать с ним?

    – Воля твоя, предводитель, делай с ним, что тебе заблагорассудится, – ответили они.

    Тогда Али Зибак приказал им отвести аль-Манафиши к халифу Харуну ар-Рашиду, и его отвели к халифу. Халиф приказал Али Зибаку дать ему должность предводителя, и Зибак спросил у своих молодцов:

    – Какое удивительное дело должен совершить аль-Манафиши, чтобы стать вашим товарищем?

    И молодцы потребовали у аль-Манафиши убить волшебного льва в Медном городе и принести им его голову. Зибак воскликнул:

    – Вы что, хотите погубить его? Измените свою просьбу и пожелайте чего-нибудь другого. Разве вы не знаете, что в Медном городе есть царица, имя которой – Сибилла. Она славится дивной красотой, но она проявила своенравие и гордилась, за что Аллах наслал на ее город льва злых духов. Тот стал нападать на коров и овец и пожрал великое множество скота, а если ему попадался человек, то он пожирал и его, и тогда ему каждую неделю стали давать двух верблюдов и двух быков. Эта царица отправила гонца к халифу Харуну ар-Рашиду, извещая его о том, что с ней случилось, и послала вместе с письмом дорогие подарки, умоляя халифа о помощи. Халиф обещал царице помочь ей и убить льва, послав ей для этого такого человека, который убьет этого льва с помощью какой-нибудь хитрости, потому что этот лев – на самом деле зловредный мятежный дух, с которым не может справиться ни один храбрец и пред которым бессильны самый острый меч и самая быстрая стрела.

    Но Али аль-Манафиши сказал:

    – Я непременно принесу вам голову этого льва, хотя бы мне пришлось отдать свою жизнь.

    После этого аль-Манафиши простился со всеми, сел на коня, надев на себя все свое оружие и снаряжение, и пустился в путь. Он ехал днем и ночью, пока не достиг Медного города. Он увидел перед собой город, где воздух свеж и прохладен, а дома новые и красивые, но не встретил на улицах никого из жителей. Вдруг он услышал отвратительное ворчание и ужасающее рычание, и навстречу ему показался злой дух в облике льва, оскалившего клыки. Ибн аль-Манафиши подскакал к нему и стал рубить мечом, но меч не оставлял на теле этого льва никаких следов. Ибн аль-Манафиши ослабел, его решимость пропала, и он отчаялся, полагая, что ему нет спасения, потому что он не мог даже обратиться Леггинсы в бегство. Лев прыгнул на него, чтобы растерзать, но тут вдруг послышался громкий крик, и Ибн аль-Манафиши увидел всадника, который подскакал к ним, размахивая обнаженным мечом. Лев оставил Али аль-Манафиши и бросился к тому всаднику, но тот, не дожидаясь нападения льва, ударил его мечом по голове, отсек ее и отдал Али аль-Манафиши. Али воскликнул:
    Яндекс.Метрика

    Дастан - эпическое произведение в фольклоре или литературе Ближнего и Среднего Востока, Юго-Восточной Азии, описывающий фантастические и авантюрные ситуации, в нём нередко усложнённый сюжет, несколько гиперболизированы события и идеализированы герои.
    18+ только для взрослых