Эпосы, легенды и сказания




















Петр Авен Время Березовского
Время Березовского
Для очень многих людей символом 90-х была фигура Бориса Абрамовича Березовского. Почему именно он воплотил в себе важные черты своего времени - времени становления второго российского капитализма? Этот вопрос автор книги, Петр Авен, обсуждает с двумя десятками людей, хорошо знавших Березовского в разные периоды его жизни. Среди собеседников автора - Валентин Юмашев и Александр Волошин, Михаил Фридман и Анатолий Чубайс, Сергей Доренко и Владимир Познер. 

Ноябрь/декабрь-2017 - премьера документального веб-сериала "Березовский"(автор сценария и режиссер - Андрей Лошак, продюсеры - Алексей Голубовский, Евгений Гиндилис, Сергей Карпов)

Об авторе:
Петр Авен (род. 1955) - российский государственный деятель, предприниматель. Выпускник МГУ, кандидата экономических наук.
В 1991-1992 годах - замминистра иностранных дел РСФСР, затем председатель Комитета внешнеэкономических связей РСФСР - первый заместитель министра иностранных дел РСФСР, министр внешних экономических связей РФ в правительстве Гайдара и представитель президента Ельцина по связям с G7.
С 1994 по 2011 год был президентом Альфа-Банка, а с июня 2011-го - председатель совета директоров Банковской группы Альфа-Банк; председателем совета директоров ОАО "АльфаСтрахование".
В  2008 году Петр и Елена Авен создали благотворительный фонд "Поколение". Меценат, член совета попечителей Государственного музея изобразительных искусств имени А.С.Пушкина.

Теги:
Березовский, 90-е, бизнес, политика, экономика, власть, Авен

...
Генри Марш Не навреди. Истории о жизни, смерти и нейрохирургии Do No Harm: Stories of Life, Death, and Brain Surgery
Не навреди. Истории о жизни, смерти и нейрохирургии
Совершая ошибки или сталкиваясь с чужими, мы успокаиваем себя фразами "Человеку свойственно ошибаться". Но утешают ли они того, кто стал жертвой чужой некомпетентности? И утешают ли они врача, который не смог помочь?
Нам хочется верить, что врач непогрешим на своем рабочем месте. В операционной всемогущ, никогда не устает и не чувствует себя плохо, не раздражается и не отвлекается на посторонние мысли. Но каково это на самом деле - быть нейрохирургом? Каково знать, что от твоих действий зависит не только жизнь пациента, но и его личность - способность мыслить и творить, грустить и радоваться?
Рано или поздно каждый нейрохирург неизбежно задается этими вопросами, ведь любая операция связана с огромным риском. Генри Марш, всемирно известный британский нейрохирург, раздумывал над ними на протяжении всей карьеры, и итогом его размышлений стала захватывающая, предельно откровенная и пронзительная книга, главную идею которой можно уложить в два коротких слова: "Не навреди".

...
Алена Долецкая Не жизнь, а сказка
Не жизнь, а сказка

О чём может рассказать первый главный редактор российского Vogue, основательница русской версии Andy Warhol's Interview, легендарная московская красавица, чьё имя стало синонимом качественной глянцевой журналистики? О том, как она вывела в свет Наталью Водянову? О том, чего стоит дружба Наоми Кэмпбелл и Леонардо ДиКаприо? О том, каково это - держаться на олимпе не один десяток лет, оставаясь при этом настоящим человеком?
Дочь знаменитого хирурга С.Я. Долецкого, внучка первого директора ТАСС Я.Г. Долецкого со свойственной ей иронией и пронзительной искренностью покажет, что скрыто за маской сказочной dolce vita.

...
Александр Ширвиндт В промежутках между
В промежутках между
Вся наша жизнь - это существование в промежутках между. Между юбилеями и панихидами, между удачами и провалами, между болезнями и здоровьем, между днем и ночью, вообще, между рождением и смертью возникает пространство, когда человек вынужден подумать. А когда начинаешь думать, то рефлекторно хочется поделиться чем-нибудь с кем-нибудь, кроме самого себя…...
Акунин Борис Азиатская европеизация. История Российского Государства. Царь Петр Алексеевич
Азиатская европеизация. История Российского Государства. Царь Петр Алексеевич
  • Продолжение самого масштабного и амбициозного проекта десятилетия от Бориса Акунина!
  • История Отечества в фактах и человеческих судьбах!
  • Уникальный формат: мегатекст состоит из параллельных текстов: история России в восьми томах + исторические авантюрные повести.
  • Суммарный тираж изданных за четыре года книг проекта - более 1 500 000 экземпляров!
  • Тома серии богаты иллюстрациями: цветные в исторических томах, стильная графика - в художественных!
  • Велик ли был Петр Великий? Есть лишь четыре крупных исторических деятеля, отношение к которым окрашено сильными эмоциями: Иван Грозный, Ленин, Сталин - и Петр I. Доблести Петра восхвалялись и при монархии, и в СССР, и в постсоветской России. "Государственникам" этот правитель импонирует как создатель мощной военной державы, "либералам" - как западник, повернувший страну лицом к Европе.

    Аннотация:
    Тридцатилетие, в течение которого царь Петр Алексеевич проводил свои преобразования, повлияло на ход всей мировой истории. Обстоятельства его личной жизни, умственное устройство, пристрастия и фобии стали частью национальной матрицы и сегодня воспринимаются миром как нечто исконно российское. И если русская литература "вышла из гоголевской шинели", то Российское государство до сих пор донашивает петровские ботфорты.
    Эта книга про то, как русские учились не следовать за историей, а творить ее, как что-то у них получилось, а что-то нет. И почему.

    "Проект будет моей основной работой в течение десяти лет. Речь идет о чрезвычайно нахальной затее, потому что у нас в стране есть только один пример беллетриста, написавшего историю Отечества, - Карамзин. Пока только ему удалось заинтересовать историей обыкновенных людей".

    Борис Акунин



    Об авторе:
    Борис Акунин (настоящее имя Григорий Шалвович Чхартишвили) - русский писатель, ученый-японист, литературовед, переводчик, общественный деятель. Также публиковался под литературными псевдонимами Анна Борисова и Анатолий Брусникин. Борис Акунин является автором нескольких десятков романов, повестей, литературных статей и переводов японской, американской и английской литературы.
    Художественные произведения Акунина переведены, как утверждает сам писатель, более чем на 30-ть языков мира. По версии российского издания журнала Forbes Акунин, заключивший контракты с крупнейшими издательствами Европы и США, входит в десятку российских деятелей культуры, получивших признание за рубежом.
    "Комсомольская правда" по итогам первого десятилетия XXI века признала Акунина самым популярным писателем России. Согласно докладу Роспечати "Книжный рынок России" за 2010 год, его книги входят в десятку самых издаваемых.

    О серии:
    Первый том "История Российского Государства. От истоков до монгольского нашествия" вышел в ноябре 2013 года. Вторая историческая книга серии появилась через год. Исторические тома проекта "История Российского Государства" выходят каждый год, поздней осенью, став таким образом определенной традицией. Третий том "От Ивана III до Бориса Годунова. Между Азией и Европой" был издан в декабре 2015 года. Четвертый - "Семнадцатый век" в 2016 году, и вот пятый - "Царь Петр Алексеевич" - появится на прилавках книжных магазинов страны в конце ноября 2017.
    Главная цель проекта, которую преследует автор, - сделать пересказ истории объективным и свободным от какой-либо идеологической системы при сохранении достоверности фактов. Для этого, по словам Бориса Акунина, он внимательно сравнивал исторические данные различных источников. Из массы сведений, имен, цифр, дат и суждений он попытался выбрать все несомненное или, по меньшей мере, наиболее правдоподобное. Малозначительная и недостоверная информация отсеялась. Это серия создавалась для тех, кто хотел бы знать историю России лучше. Ориентиром уровня изложения отечественной истории Борис Акунин для себя ставит труд Николая Карамзина "История государства Российского".
  • ...
    Михаил Ширвиндт Мемуары двоечника
    Мемуары двоечника
    Автор книги - известный продюсер и телеведущий Михаил Ширвиндт, сын всеми любимого актера Александра Ширвиндта. Его рассказ - настоящее сокровище на полке книжных магазинов. Никаких шаблонов и штампов - только искренние и честные истории. Александр Ширвиндт. При упоминании этого имени у каждого читателя рождается ассоциация с глубоким и умным юмором. Яблоко упало недалеко от яблони, и книга Ширвиндта Михаила пропитана все тем же юмором, иронией, - и, что особенно ценно, самоиронией. Видимо, это в семье родовое.
    С первых страниц книги автор приводит вас в свой дом, свою жизнь. Он рассказывает о ней без прикрас, не позируя и не стараясь выглядеть лучше, чем он есть. В книге, кроме семьи Ширвиндтов, вы встретитесь со многими замечательными людьми, среди которых Гердты, Миронов, Державин, Райкин, Урсуляк и другие.
    Автор доверил вам свою жизнь. Читайте ее, смейтесь, сопереживайте, учитесь на опыте и жизненных историях этой неординарной семьи....
    Архимандрит Тихон Несвятые святые и другие рассказы
    Несвятые святые и другие рассказы
    Один подвижник как-то сказал, что всякий православный христианин может поведать свое Евангелие, свою Радостную Весть о встрече с Богом. Конечно, никто не сравнивает такие свидетельства с книгами апостолов, своими глазами видевших Сына Божия, жившего на земле. И всё же мы, хоть и немощные, грешные, но Его ученики, и нет на свете ничего более прекрасного, чем созерцание поразительных действий Промысла Спасителя о нашем мире....
    Пол Каланити Когда дыхание растворяется в воздухе. Иногда судьбе все равно, что ты врач When Breath Becomes Air
    Когда дыхание растворяется в воздухе. Иногда судьбе все равно, что ты врач
    Пол Каланити - талантливый врач-нейрохирург, и он с таким же успехом мог бы стать талантливым писателем. Вы держите в руках его единственную книгу. Более десяти лет он учился на нейрохирурга и всего полтора года отделяли его от того, чтобы стать профессором. Он уже получал хорошие предложения работы, у него была молодая жена и совсем чуть-чуть оставалось до того, как они наконец-то начнут настоящую жизнь, которую столько лет откладывали на потом. Полу было всего 36 лет, когда смерть, с которой он боролся в операционной, постучалась к нему самому. Диагноз – рак легких, четвертая стадия – вмиг перечеркнула всего его планы. Кто, как не сам врач, лучше всего понимает, что ждет больного с таким диагнозом? Пол не опустил руки, он начал жить! Он много времени проводил с семьей, они с женой родили прекрасную дочку Кэди, реализовалась мечта всей его жизни – он начал писать книгу, и он стал профессором нейрохирургии. У ВАС В РУКАХ КНИГА ВЕЛИКОГО ПИСАТЕЛЯ, УСПЕВШЕГО НАПИСАТЬ ВСЕГО ОДНУ КНИГУ. ЭТУ КНИГУ!...
    Долгополов Н. М. Легендарные разведчики - 2
    Легендарные разведчики - 2
    В новой книге "Легендарные разведчики-2" из молодогвардейской серии "ЖЗЛ" вам предстоит познакомиться с героями, с которых лишь недавно снят гриф "Совершенно секретно". Их открывает для вас дважды лауреат литературной премии Службы внешней разведки РФ писатель Николай Долгополов. И потому знакомство с Героями России Алексеем Козловым и Жоржем Ковалем, нелегалами Михаилом и Елизаветой Мукасей, Еленой Модржинской, Иваном Михеевым, нашими агентами Клаусом Фуксом и членом "Кембриджской пятерки" Дональдом Маклейном, настоящим подполковником Рудольфом Абелем, а не полковником Вильямом Абелем - Фишером… станет для читателя откровением. Автор не мог не возвратиться к прежним Героям - тому же Вильяму Фишеру, Рихарду Зорге, о деятельности которых за последнее время стало известно немало нового. Изложена версия гибели великого Николая Кузнецова. В книге дан ответ на часто задаваемый вопрос: был ли разведчиком академик Евгений Примаков, спасший Службу внешней разведки от грозившего ей в начале 1990-х развала? Здесь же рассказ о Герое России Икс, чье имя пока не раскрыто. Есть в "Легендарных разведчиках-2" и некий момент мистификации. Среди персонажей этой книги и любимица главарей Третьего Рейха - русская актриса Ольга Чехова. Но была ли она советской разведчицей?...
    А. Ширвиндт Проходные дворы биографии
    Проходные дворы биографии
    Новая книга Александра Ширвиндта - не размеренное и скучное повествование. По словам самого автора: "Это не литература и не скрупулезная биографическая справка. Это - чехарда воспоминаний". О самых непростых моментах жизни Ширвиндт рассказывает в знаменитой ироничной манере, безо всякого снисхождения к себе и другим. Итак, "Проходные дворы биографии". Маршрут простой: от самого начала, от родильного дома, до, слава богу, пока не самого конца"....

    – Она стала праведницей и явилась к эмиру Рустему, потом она отправилась в земли Кермана, странствуя из любви к богу.

    Тогда Омар аль-Хаттаф направился в Керман. Он вошел к шаху Ала ад-Дину, говоря:

    – Господь да ниспошлет победу шаху Ала ад-Дину над его врагами и даст ему все, чего он желает!

    Потом Омар аль-Хаттаф поцеловал перед ним землю и уселся, бормоча молитвы. Шах сказал:

    – В этом году Аллах посылает нам милость дважды, а эта милость выше всех сокровищ земных – благословение старицы Далилы и благословение этого почтенного старца.

    Потом шах обратился к Омару аль-Хаттафу:

    – Сядь здесь почтенный старец. Но Омар отвечал:

    – Я отрекся от мира сего ради Аллаха, и мне не подобает нежиться на мягких сиденьях – ведь я ожидаю встречи с господом в ином мире.

    Шах воскликнул:

    – Вот праведный старец! Он похож в этом на старицу Далилу, возможно, ему будет приятно поселиться с ней по соседству.

    Шах приказал привести Далилу, но, когда она увидела старца, она пожелтела и посинела, изменилась в лице и задрожала, а потом упала на землю, приговаривая: «Омар, Омар!» Шах приказал принести ей целебные соли, и, когда ей дали понюхать их и побрызгали на нее водой, она успокоилась и сделала знак, чтобы хватали Омара, но к тому времени Омар уже исчез и скрылся. Шах спросил Далилу, что с ней случилось, и она рассказала ему, что тот старец не кто иной, как Омар аль-Хаттаф, который преследует ее, чтобы убить. Шах воскликнул:

    – Плохо ему придется, если он попадет в руки!

    Что же касается Омара аль-Хаттафа, то он вернулся в Мосул и увидел, что эмир Рустем куда-то собирается на своем коне. Он пошел по его следам и увидел луг окруженный плодовыми деревьями, где текли прозрачные ручьи. Рустем спешился там и сел отдохнуть, но его одолела дремота, и он уснул. Тогда Омар вынул курительную свечу, смешанную с дурманом, и хотел подойти к нему.




    Глава двадцать шестая

    ОМАР АЛЬ-ХАТТАФ И ЭМИР РУСТЕМ







    Но едва Омар, вознамерившись одурманить Рустема, сделал шаг к нему, конь Рустема заржал и копытом тронул его грудь. Тот вскочил испуганный, но никого не увидел. Тогда он снова сел на коня и поехал дальше. Омар же сказал себе: «Пока он будет на этом коне, я ничего не смогу с ним поделать».

    Однажды, когда эмир Рустем, как обычно, ехал на своем коне, он увидел человека, который говорил:

    – О добрые люди, о благодетели, покажите мне дорогу к дому эмира Рустема.

    Этот человек держал в руке жареную утку, и эмир Рустем спросил его:

    – А чего тебе надо от Рустема?

    Тот человек ответил:

    – Я бедный человек, и у меня много детей. Моя жена родила еще одного ребенка, и мне нечем заплатить ни повитухе, ни женщинам, которые ухаживали на ней. У меня была только вот эта утка, я зарезал ее, зажарил и нафаршировал и хочу – отнести ее в подарок эмиру Рустему – может быть, он даст мне немного Сапоги Boomboots денег для моих детишек.

    Тогда Рустем сказал ему:

    – Радуйся, я эмир Рустем.

    Он принял от него подарок и дал ему пятьдесят динаров Потом Рустем оставил этого человека и отправился дальше. Он заехал в зеленую долину и спешился там, чтобы отдохнуть. В это время подул слабый приятный ветерок, который донес до обоняния Рустема запах той утки, и он показался ему соблазнительным. Рустем с удовольствием съел кусок утки, и дурман, который был в ней, подействовал на него, так что он тотчас уснул. Тогда к нему подошел тот человек, а это был Омар аль-Хаттаф! Когда Омар приблизился, конь Рустема заржал и тронул копытом его грудь, но Рустем не проснулся. Тогда Омар аль-Хаттаф подошел еще ближе, связал его, а потом разбудил. Когда Рустем открыл глаза и увидел перед собой Омара аль-Хаттафа, он воскликнул:

    – Даже здесь ты преследуешь меня, Омар! Я ведь покинул Багдад только потому, что бежал от тебя!

    Омар ответил:

    – Я не в силах перехитрить Далилу, а тебе приходилось делать это. Поедем со мной в Багдад.

    Но Рустем отказался. Тогда Омар проделал дырку в носу Рустема, вдел туда нитку и потянул так, что Рустем закричал от нестерпимой боли и сказал:

    – Вынь эту нитку из моего носа, и я поеду с тобой. Я клянусь тебе, что не лгу и не обманываю.

    Тогда Омар выдернул нитку из носа Рустема и развязал его. Они помирились и поклялись быть друг другу товарищами, а потом отправились вместе в Мосул, где эмир Рустем оказал почести Омару аль-Хатхафу.

    Через три дня Рустем назначил себе преемника, чтобы тот управлял Мосулом на время его отсутствия, потом простился с родными и друзьями, и они с Омаром аль-Хаттафом отправились в Багдад.

    Омар аль-Хаттаф послал впереди себя гонца, который известил Зибака и предводителей о том, что прибывает эмир Рустем, и Зибак вышел вместе с предводителями и молодцами на встречу с эмиром Рустемом и сопроводил их в Багдад со всем почетом. Когда халиф узнал о прибытии Рустема, он отправил ему одно из лучших платьев. Рустем надел это платье, и Зибак вместе с Рустемом и со всеми предводителями отправился в диван халифа. Они приветствовали его и поцеловали ему руки, а потом Омар аль-Хаттаф рассказал, что случилось с ним во время его путешествия.

    Халиф сказал:

    – Эта Далила вызовет войну между нами и Ала ад-Дином.

    Тогда предводитель аз-Зайнаби заявил:

    – Я должен доставить Далилу силой или хитростью.

    Но Рустем улыбнулся а сказал:

    – Ала ад-Дин один из сильнейших людей в мире, и даже я не могу устоять перед ним во время битвы и сражения.

    Что же касается Далилы, то она оставила мирскую жизнь из любви к богу, молясь за господина нашего Халифа и за своего зятя Али Зибака. Люди говорили, что все это один обман и хитрости с ее стороны, чтобы достигнуть благодаря им своей цели. А в это время Ала ад-Дин пребывал в своей крепости, будто осажденный, и вот по какой причине. У Ала ад-Дина было три брата, каждый из которых был царем и правил племенами кочевых арабов. Однажды – он услышал, как кричит женщина, прося о помощи. Выйдя из своих покоев, он увидел девушку из арабского племени, окруженную чернокожими рабами. Ала ад-Дин обнажил меч, бросился на рабов и освободил от них девушку. Когда он увидел, как она красива и привлекательна, он влюбился Сапоги Boomboots Резиновые в нее, взял ее в жены и стал жить с ней в крепости. Но через несколько дней она полюбила чернокожего раба и сговорилась с ним убить Ала ад-Дина. Она явилась к мужу вместе с этим рабом, и они ударили его ножом и подумали, что он умер. Потом они бросили его в яму и удрали. Но мимо того места проходил пастух. Услышав стоны, доносившиеся из ямы, он помог Ала ад-Дину выбраться из ямы, а потом, узнав его, отвел во дворец. Там Ала ад-Дин стал лечиться и наконец выздоровел, и его рана зажила. Потом он разыскал ту женщину и раба и убил их. Тогда-то он и стал нападать на племена арабов, совершать на них набеги и уводить в плен, и слух о его поступках распространился среди них, и его стали бояться.

    Когда Рустем говорил средь царского дивана об Ала ад-Дине, он поведай о том, что произошли между ними, почему он сказал, что Ала ад-Дин – один из самых сильных людей на свете, и начал так:

    – Я узнал о том, какие дела совершает Ала ад-Дин, и вызвал его на единоборство. Он приблизился ко мне и поднял меня высоко, выхватив из седла, и погнал меня как самого ничтожного из рабов Аллаха. Но по своему вежеству и благородству он отпустил меня, сказав: «Иди и не рассказывай никому, что случилось с тобой, чтобы не покрыть себя позором». И тогда я вернулся к себе на родину.

    Зибак воскликнул:

    – Я должен отправиться в те земли в посмотреть на этого человека, в я надеюсь, что смогу одолеть его.

    Халиф предложил Зибаку:

    – Сделай предводителем молодцов вместо себя эмира Рустема.

    – С охотой и удовольствием, – ответил Али. Потом он передал Рустему свою должность и отправился домой. Там он попрощался с матушкой и с супругой Зяйнаб, взял с собой Омара аль-Хаттафа, и они тронулись в путь, направляясь в земли Ала ад-Дина, шаха Фарса.

    Подойди к крепости Ала ад-Дина, они вошли к шаху, переодевшись в платье конюхов, и попросили его принять их к себе на службу. Шах спросил, как их зовут, и Зибак ответил:

    – Меня зовут конюх Али, а моего спутника – конюх Омар, и мы из земель Египта.

    Посмотрев на них внимательно, шах увидел на их лицах смелость и благородство. Он передал им своего коня и велел хорошо смотреть за ним.

    Ала ад-Дин имел обыкновение каждую педелю выезжать из крепости и наблюдать за конными состязаниями или за борьбой и другими играми, которыми занимались воины, и награждал победителей, раздавая им своей рукой награды и деньги. Он сам боролся с наиболее сильными из воинов и побеждал ах. В тот день, когда прибыли Зибак и Омар аль-Хаттаф, состоялись игры, и они приняли участие в них, показав невиданную ловкость и мастерство и превзойдя всех. Что же касается Ала ад-Дина, то он сел на коня и выехал на ристалище, чтобы посмотреть, как борются его воины. Тут он нападал на всадников и вышибал их из седла, там сшибался с другими и повергал их, а то одновременно поднял с седла двух всадников и протащил их до ворот крепости. Зибак сказал Омару аль-Хаттафу:

    – Действительно, этот эмир – один из самых сильных людей на земле.

    Потом шах спешился и поручил коня Зибаку и Омару аль-Хаттафу. А обычно эмир не ложился спать, не проверив, в каком состоянии находится его конь. Он спустился вечером в конюшню и спросил конюха, ел ли его конь овес, пил Сапоги Boomboots Резиновые ли воду.

    – Нет, – ответил Али Зибак. Тогда Ала ад-Дин вошел к коню и увидел, что тот в наилучшем состоянии.

    Он крикнул Али:

    – Конь здоров, почему ты лжешь мне?

    И он направился к Али, чтобы наказать его за ложь, но Али неожиданно сильно ударил Ала ад-Дина, на что тот ответил еще более сильным ударом. Потом они схватилась и стали бороться, толкать друг друга, падали и поднимались, и шах крикнул Зибаку:
    Яндекс.Метрика

    Дастан - эпическое произведение в фольклоре или литературе Ближнего и Среднего Востока, Юго-Восточной Азии, описывающий фантастические и авантюрные ситуации, в нём нередко усложнённый сюжет, несколько гиперболизированы события и идеализированы герои.
    18+ только для взрослых