Эпосы, легенды и сказания




















Петр Авен Время Березовского
Время Березовского
Для очень многих людей символом 90-х была фигура Бориса Абрамовича Березовского. Почему именно он воплотил в себе важные черты своего времени - времени становления второго российского капитализма? Этот вопрос автор книги, Петр Авен, обсуждает с двумя десятками людей, хорошо знавших Березовского в разные периоды его жизни. Среди собеседников автора - Валентин Юмашев и Александр Волошин, Михаил Фридман и Анатолий Чубайс, Сергей Доренко и Владимир Познер. 

Ноябрь/декабрь-2017 - премьера документального веб-сериала "Березовский"(автор сценария и режиссер - Андрей Лошак, продюсеры - Алексей Голубовский, Евгений Гиндилис, Сергей Карпов)

Об авторе:
Петр Авен (род. 1955) - российский государственный деятель, предприниматель. Выпускник МГУ, кандидата экономических наук.
В 1991-1992 годах - замминистра иностранных дел РСФСР, затем председатель Комитета внешнеэкономических связей РСФСР - первый заместитель министра иностранных дел РСФСР, министр внешних экономических связей РФ в правительстве Гайдара и представитель президента Ельцина по связям с G7.
С 1994 по 2011 год был президентом Альфа-Банка, а с июня 2011-го - председатель совета директоров Банковской группы Альфа-Банк; председателем совета директоров ОАО "АльфаСтрахование".
В  2008 году Петр и Елена Авен создали благотворительный фонд "Поколение". Меценат, член совета попечителей Государственного музея изобразительных искусств имени А.С.Пушкина.

Теги:
Березовский, 90-е, бизнес, политика, экономика, власть, Авен

...
Генри Марш Не навреди. Истории о жизни, смерти и нейрохирургии Do No Harm: Stories of Life, Death, and Brain Surgery
Не навреди. Истории о жизни, смерти и нейрохирургии
Совершая ошибки или сталкиваясь с чужими, мы успокаиваем себя фразами "Человеку свойственно ошибаться". Но утешают ли они того, кто стал жертвой чужой некомпетентности? И утешают ли они врача, который не смог помочь?
Нам хочется верить, что врач непогрешим на своем рабочем месте. В операционной всемогущ, никогда не устает и не чувствует себя плохо, не раздражается и не отвлекается на посторонние мысли. Но каково это на самом деле - быть нейрохирургом? Каково знать, что от твоих действий зависит не только жизнь пациента, но и его личность - способность мыслить и творить, грустить и радоваться?
Рано или поздно каждый нейрохирург неизбежно задается этими вопросами, ведь любая операция связана с огромным риском. Генри Марш, всемирно известный британский нейрохирург, раздумывал над ними на протяжении всей карьеры, и итогом его размышлений стала захватывающая, предельно откровенная и пронзительная книга, главную идею которой можно уложить в два коротких слова: "Не навреди".

...
Шон Байтелл Дневник книготорговца
Дневник книготорговца
Сегодня Уигтаун, расположенный в отдаленном уголке Шотландии, — место, куда устремляются книголюбы со всего мира. Это происходит благодаря тому, что в 1998 году Уигтаун был провозглашен книжным городом Шотландии национального значения, а в 1999-м начал работу Уигтаунский книжный фестиваль. В остроумном дневнике Шона Байтелла, владельца самого крупного в Шотландии букинистического магазина и активного участника фестиваля, описаны будни и радости книготорговли. Ироничное и дерзкое повествование увлеченного продавца придется по душе поклонникам отрицающего все авторитеты и моральные ценности сериала «Книжный магазин Блэка» с Диланом Мораном в главной роли, одного из лучших комедийных сериалов, когда-либо показанных на телевидении, а также всем любителям книг и завсегдатаям книжных магазинов....
Александр Ширвиндт Склероз, рассеянный по жизни
Склероз, рассеянный по жизни
"Зачем пишется эта книга? Из привычного тщеславия? Из ощущения неслыханной своей значимости и необходимости поведать человечеству нечто такое, что ему и в голову не может прийти? Да, если быть честным, то все это присутствует, но если быть честным до конца, то действительно хочется хоть чуточку закрепить свое время, своих друзей, свой дом, а значит, свою жизнь". А. Ширвиндт...
Акунин Борис Азиатская европеизация. История Российского Государства. Царь Петр Алексеевич
Азиатская европеизация. История Российского Государства. Царь Петр Алексеевич
  • Продолжение самого масштабного и амбициозного проекта десятилетия от Бориса Акунина!
  • История Отечества в фактах и человеческих судьбах!
  • Уникальный формат: мегатекст состоит из параллельных текстов: история России в восьми томах + исторические авантюрные повести.
  • Суммарный тираж изданных за четыре года книг проекта - более 1 500 000 экземпляров!
  • Тома серии богаты иллюстрациями: цветные в исторических томах, стильная графика - в художественных!
  • Велик ли был Петр Великий? Есть лишь четыре крупных исторических деятеля, отношение к которым окрашено сильными эмоциями: Иван Грозный, Ленин, Сталин - и Петр I. Доблести Петра восхвалялись и при монархии, и в СССР, и в постсоветской России. "Государственникам" этот правитель импонирует как создатель мощной военной державы, "либералам" - как западник, повернувший страну лицом к Европе.

    Аннотация:
    Тридцатилетие, в течение которого царь Петр Алексеевич проводил свои преобразования, повлияло на ход всей мировой истории. Обстоятельства его личной жизни, умственное устройство, пристрастия и фобии стали частью национальной матрицы и сегодня воспринимаются миром как нечто исконно российское. И если русская литература "вышла из гоголевской шинели", то Российское государство до сих пор донашивает петровские ботфорты.
    Эта книга про то, как русские учились не следовать за историей, а творить ее, как что-то у них получилось, а что-то нет. И почему.

    "Проект будет моей основной работой в течение десяти лет. Речь идет о чрезвычайно нахальной затее, потому что у нас в стране есть только один пример беллетриста, написавшего историю Отечества, - Карамзин. Пока только ему удалось заинтересовать историей обыкновенных людей".

    Борис Акунин



    Об авторе:
    Борис Акунин (настоящее имя Григорий Шалвович Чхартишвили) - русский писатель, ученый-японист, литературовед, переводчик, общественный деятель. Также публиковался под литературными псевдонимами Анна Борисова и Анатолий Брусникин. Борис Акунин является автором нескольких десятков романов, повестей, литературных статей и переводов японской, американской и английской литературы.
    Художественные произведения Акунина переведены, как утверждает сам писатель, более чем на 30-ть языков мира. По версии российского издания журнала Forbes Акунин, заключивший контракты с крупнейшими издательствами Европы и США, входит в десятку российских деятелей культуры, получивших признание за рубежом.
    "Комсомольская правда" по итогам первого десятилетия XXI века признала Акунина самым популярным писателем России. Согласно докладу Роспечати "Книжный рынок России" за 2010 год, его книги входят в десятку самых издаваемых.

    О серии:
    Первый том "История Российского Государства. От истоков до монгольского нашествия" вышел в ноябре 2013 года. Вторая историческая книга серии появилась через год. Исторические тома проекта "История Российского Государства" выходят каждый год, поздней осенью, став таким образом определенной традицией. Третий том "От Ивана III до Бориса Годунова. Между Азией и Европой" был издан в декабре 2015 года. Четвертый - "Семнадцатый век" в 2016 году, и вот пятый - "Царь Петр Алексеевич" - появится на прилавках книжных магазинов страны в конце ноября 2017.
    Главная цель проекта, которую преследует автор, - сделать пересказ истории объективным и свободным от какой-либо идеологической системы при сохранении достоверности фактов. Для этого, по словам Бориса Акунина, он внимательно сравнивал исторические данные различных источников. Из массы сведений, имен, цифр, дат и суждений он попытался выбрать все несомненное или, по меньшей мере, наиболее правдоподобное. Малозначительная и недостоверная информация отсеялась. Это серия создавалась для тех, кто хотел бы знать историю России лучше. Ориентиром уровня изложения отечественной истории Борис Акунин для себя ставит труд Николая Карамзина "История государства Российского".
  • ...
    Михаил Ширвиндт Мемуары двоечника
    Мемуары двоечника
    Автор книги - известный продюсер и телеведущий Михаил Ширвиндт, сын всеми любимого актера Александра Ширвиндта. Его рассказ - настоящее сокровище на полке книжных магазинов. Никаких шаблонов и штампов - только искренние и честные истории. Александр Ширвиндт. При упоминании этого имени у каждого читателя рождается ассоциация с глубоким и умным юмором. Яблоко упало недалеко от яблони, и книга Ширвиндта Михаила пропитана все тем же юмором, иронией, - и, что особенно ценно, самоиронией. Видимо, это в семье родовое.
    С первых страниц книги автор приводит вас в свой дом, свою жизнь. Он рассказывает о ней без прикрас, не позируя и не стараясь выглядеть лучше, чем он есть. В книге, кроме семьи Ширвиндтов, вы встретитесь со многими замечательными людьми, среди которых Гердты, Миронов, Державин, Райкин, Урсуляк и другие.
    Автор доверил вам свою жизнь. Читайте ее, смейтесь, сопереживайте, учитесь на опыте и жизненных историях этой неординарной семьи....
    Архимандрит Тихон Несвятые святые и другие рассказы
    Несвятые святые и другие рассказы
    Один подвижник как-то сказал, что всякий православный христианин может поведать свое Евангелие, свою Радостную Весть о встрече с Богом. Конечно, никто не сравнивает такие свидетельства с книгами апостолов, своими глазами видевших Сына Божия, жившего на земле. И всё же мы, хоть и немощные, грешные, но Его ученики, и нет на свете ничего более прекрасного, чем созерцание поразительных действий Промысла Спасителя о нашем мире....
    Пол Каланити Когда дыхание растворяется в воздухе. Иногда судьбе все равно, что ты врач When Breath Becomes Air
    Когда дыхание растворяется в воздухе. Иногда судьбе все равно, что ты врач
    Пол Каланити - талантливый врач-нейрохирург, и он с таким же успехом мог бы стать талантливым писателем. Вы держите в руках его единственную книгу. Более десяти лет он учился на нейрохирурга и всего полтора года отделяли его от того, чтобы стать профессором. Он уже получал хорошие предложения работы, у него была молодая жена и совсем чуть-чуть оставалось до того, как они наконец-то начнут настоящую жизнь, которую столько лет откладывали на потом. Полу было всего 36 лет, когда смерть, с которой он боролся в операционной, постучалась к нему самому. Диагноз – рак легких, четвертая стадия – вмиг перечеркнула всего его планы. Кто, как не сам врач, лучше всего понимает, что ждет больного с таким диагнозом? Пол не опустил руки, он начал жить! Он много времени проводил с семьей, они с женой родили прекрасную дочку Кэди, реализовалась мечта всей его жизни – он начал писать книгу, и он стал профессором нейрохирургии. У ВАС В РУКАХ КНИГА ВЕЛИКОГО ПИСАТЕЛЯ, УСПЕВШЕГО НАПИСАТЬ ВСЕГО ОДНУ КНИГУ. ЭТУ КНИГУ!...
    Алена Долецкая Не жизнь, а сказка
    Не жизнь, а сказка

    О чём может рассказать первый главный редактор российского Vogue, основательница русской версии Andy Warhol's Interview, легендарная московская красавица, чьё имя стало синонимом качественной глянцевой журналистики? О том, как она вывела в свет Наталью Водянову? О том, чего стоит дружба Наоми Кэмпбелл и Леонардо ДиКаприо? О том, каково это - держаться на олимпе не один десяток лет, оставаясь при этом настоящим человеком?
    Дочь знаменитого хирурга С.Я. Долецкого, внучка первого директора ТАСС Я.Г. Долецкого со свойственной ей иронией и пронзительной искренностью покажет, что скрыто за маской сказочной dolce vita.

    ...
    А. Ширвиндт Проходные дворы биографии
    Проходные дворы биографии
    Новая книга Александра Ширвиндта - не размеренное и скучное повествование. По словам самого автора: "Это не литература и не скрупулезная биографическая справка. Это - чехарда воспоминаний". О самых непростых моментах жизни Ширвиндт рассказывает в знаменитой ироничной манере, безо всякого снисхождения к себе и другим. Итак, "Проходные дворы биографии". Маршрут простой: от самого начала, от родильного дома, до, слава богу, пока не самого конца"....

    – Спешите и не медлите!

    Затем Али встретился с теми из предводителей и военачальников, которым доверяя, и они стали совещаться о делах этой войны.

    Что же касается халифа, то он вместе со своими приближенными и вельможами выехал посмотреть, что предпринял Али. Али встретил их и установил для них шатры и палатки, потом он рассказал царю, как разослал письма во все города ко всем предводителям молодцов, и халиф одобрил это и поблагодарил его. Через несколько дней прибыл Зайнаби, предводитель молодцов Халеба, ведя за собой семьдесят тысяч бойцов, затем подошел Али ар-Рахави, предводитель молодцов Басры, и с ним шестьдесят тысяч героев, а потом стали подходить другие предводители, ведя за собой славных воинов и храбрецов. Развевались знамена, трубили и били барабаны. И тут они увидели, что над степью поднялась густая пыль, которая закрыла все вокруг, а когда она рассеялась, предстало пред ними огромное войско, где нельзя было различить начало от конца.

    Зибак и все предводители выехали вперед, воины вскочили на коней и двинулись в сторону этого войска, которое наступало под главенством шаха Азкана. Храбрецы встретились с храбрецами, и началась битва, кровь лилась потоком, трус бежал, а храбрец устоял, только и видно было, как летели с плеч головы, орошая все вокруг кровью, а всадники кидались то направо, то налево. Силен и могуч был Зибак, скольких он убил и скольких храбрецов ранил, но меч царицы Даджуры губил сотнями, и Зибаку приходилось ободрять своих молодцов и предводителей, побуждая их к битве. Однако сила была на стороне неприятеля, и они бежали с поля боя, и персы стали преследовать их. Но в это время поднялась пыль и закрыла все края земли, а когда она рассеялась, показались всадники, подобные мятежным духам, летевшие на конях легче газелей. Воины кричали:

    – Горе вам, всадники персов!

    Они стали рубить их мечами и колоть копьями, многих перебили и ранили.

    Тогда Зибак приказал своим молодцам вернуться на поле боя и продолжать битву и сражение. Воины халифа тоже воротились и напали на персов, уничтожая их ударами своих острых мечей. Как хорошо бились храбрецы Али аль-Бусти, чернокожий Саид аль-Буз, скольких врагов они сразили! Шах Азкан встретился с Саидом аль-Бузом. Они бились как львы, пока руки бойцов не устали, и шах понял тогда, что этот чернокожий – могучий богатырь. Он спросил его:

    – Кто ты, храбрец?

    Саид ответил:

    – Я Саид аль-Буз.

    – А кто этот всадник, который следует за тобой? – спросил шах. Чернокожий обернулся, и Азкан, ударив его мечом, погубил его. Потом шах напал на воинов халифа повел против него своих храбрецов, и они убили нескольких всадников.

    Тогда забили барабаны отбоя, и воины разошлись. Эту ночь они провели в тревоге, выставив дозоры и готовясь утром к возобновлению битвы и сражения. Али Зибак вместе с Али аль-Бусти и другими предводителями вошли к халифу и стали советоваться с ним, как одолеть шаха Азхана. Джемпер Gerani Женский Али аль-Бусти встал со своего места и сказал:

    – Я убью шаха, хотя бы мне это стоило жизни!

    А поутру мужи встретились с мужами и храбрецы с Храбрецами, кровь текла потоками, и война разгорелась вовсю.

    Среди персидских воинов был один, который сражался с войсками халифа, как Антара.[30 - Антара Абу-ль-Фаварис («Антара, отец рыцарей») – арабский доисламский поэт и воин (ум. в начале VII в.). Фантастическому описанию его подвигов посвящен многотомный народный роман «Сират Антара» (рус. пер. «Жизнь и подвиги Антары». М., 1968).] Когда забили барабаны отбоя, шах приказал привести к нему этого воина. Он вошел, и тут все заметили, что у него из-под одежды выглядывает другая. Сначала они подумали, что это повязка, которой перевязана рана, ведь по воину было видно, что он очень устал и испытывает сильную боль. Когда шах взглянул на него, он испугался, что тот вот-вот умрет. Он приказал позвать лекаря и велел тому лечить его. Лекарь сказал:

    – Сними одежду.

    Он подошел, чтобы осмотреть того воина, но воин выхватил меч из ножен и напал на них. Персы набросились на него со всех сторон, схватили, и шах потребовал у него ответа, говоря:

    – Горе тебе, если ты солжешь, я тотчас велю убить тебя!

    – Я – Али аль-Бусти, один из сторонников халифа Харуна ар-Рашида, – ответил воин, – я сделал это для того, чтобы проникнуть в ваш стан и убить шаха, но мне не удалось исполнить задуманное.

    И шах приказал заточить его.

    А когда наступило утро, всадники вновь встретились с всадниками, и начался бой и сражение на мечах и на копьях. Что же касается того лекаря, то он вышел на поле и привел после окончания боя двух пленных – Ибн аль-Аккада, одного из предводителей молодцов, и Хасана Шумана, и их заключили вместе с Али аль-Бусти. Потом этот лекарь захватил в плен Ибрахима аль-Унаси и Шахаду Абу Хатаба, а затем и Омара аль-Хаттафа и бросил их в темницу, где они в цепях и оковах вкушали горечь поражения, позора и унижения. Потом тот лекарь вошел к ним с палкой в руках и сильно избил Али аль-Бусти, приговаривая:

    – Ты явился, чтобы убить шаха, негодный, ты умрешь самой позорной смертью! Я непременно захвачу также и Зибака и заставлю его вкусить самые горькие мучения.

    Потом лекарь подошел к Омару аль-Хаттафу, поднял свою палку и хотел было ударить его, но Омар сказал ему:

    – Стой, друг сердечный, глава всех мудрецов, не бей своих друзей, которые ни в чем не виноваты.

    Лекарь улыбнулся и оставил их. Все пленные дивились этому и спрашивали Омара, кто такой этот лекарь, а Омар отвечал им:

    – У нас с ним старинная дружба, и он непременно освободит нас всех.

    Говорит рассказчик: И в то время как пленные разговаривали между собой, к ним вошел тот лекарь, все еще улыбаясь речам Омара, потому что он слышал слова, которыми обменялись между собой пленные. Он смыл с лица краску, и оказалось, что этот лекарь не кто иной, как Али Зибак-предводитель! Узнав Али, все предводители обрадовались и стали благодарить его, а он сказал им, что убил настоящего лекаря и переоделся в его платье. Потом Зибак освободил их от цепей и оков, вернул им оружие и сказал аль-Бусти:

    – Иди за мной, и я передам тебе шаха, чтобы ты сдержал свое слово, которое дал перед Джемпер Gerani Женский халифом.

    Аль-Бусти вошел за Зибаком, и они вошли к халифу, ведя с собой шаха, плененного Зибаком и связанного.

    Когда халиф увидел их, у него просветлело лицо и все печали и заботы покинули его. Он крикнул шаху:

    – Как ты решился покуситься, на власть – халифа Харуна ар-Рашида, негодный, сын негодяев?

    Шах промолчал и не ответил ни слова, и халиф приказал бросить шаха в темницу, чтобы он нашел там гибель после долгих мучений.

    А наутро снова началась битва и сражение. Молодцы и ловкачи напали на войско персов, поднеся им полные чаши гибели, и рассеяли их по долинам и степям. Халиф понял, что главная заслуга а этой победе принадлежит Али Зибаку. Он подошел к нему и поцеловал его в лоб. Потом он сказал ему:

    – Пусть Аллах пошлет тебе долгую жизнь на благо моей стране! Ты – меч державы, и никто, кроме тебя, не сможет справиться с этим делом.

    После этого халиф приказал привести шаха Азкана, и его привели, заставив испытать всевозможные унижения. Халиф сказал ему:

    – Твои надежды не сбылись, и ты попал в самое скверное положение, потому что ты убил чернокожего Саида аль-Буза и царицу Даджуру.

    При этих словах шах раскаялся в своих поступках и, чтобы объяснить их, попросил привести к нему преступника, приговоренного к смерти. Халиф приказал доставить осужденного, и, когда тот предстал перед халифом, шах легонько коснулся своим мечом его шеи, и тотчас же голова его покатилась на землю. Тут выступил вперед Зибак, он отобрал меч у шаха и сломал его, сказав:

    – Без сомнения, этот меч может поднять негодного и унизить достойного, и так нельзя будет отличить труса от храбреца.

    Что касается халифа, то он сказал пленным персам, которых набралось десять тысяч:

    – Как же это вы подчинились безродному метельщику и совершили такие недостойные поступки?

    Они ответили:

    – Наше повиновение ему было вынужденным, мы следовали за ним не по своей воле, а теперь мы пред тобой и в твоей власти, прости же нас и не наказывай.

    Тогда халиф простил их и велел предводителю Ха-сану Дикхану взять с собой воинов по своему выбору и отправиться вместе с пленными в страну персов, дабы внушить тамошним жителям подчинение халифу. Потом он назначил им царя, который платил арабскому государству джизью[31 - Джизья – подушный налог, которым облагались немусульманские подданные Халифата, христиане и иудеи.] и харадж[32 - Харадж – поземельный налог, которым облагалось немусульманское население Халифата. Первоначально размеры хараджа устанавливались специальным договором между арабскими завоевателями и жителями завоеванных стран.] каждый год. Хасан Дикхан вскочил на коня и, взяв с собой пять тысяч всадников и пленных, отправился в страну персов. А халиф простил шаха-метельщика, но велел ему заниматься его прежним ремеслом.

    Когда Хасан Дихкан прибыл в страну персов, он обнародовал приказ халифа и перебил всех непокорных и сеющих смуту. Он остался в стране персов, стал собирать налоги и раздавал деньги своим воинам. Затем он назначил персам справедливого царя и приказал ему не выходить за пределы порядка и закона, а также отправлять каждый год харадж халифу. Потом он собрал Джемпер Gerani ту дань, которую ему принесли жители, и повез в Багдад богатства и сокровища страны персов. Там он передал халифу все это, прибавив к деньгам и собранным им сокровищам те драгоценности, которые были в сокровищнице царицы Даджуры, и рассказал халифу обо всем, что совершил в стране персов, сообщив, что назначил персам справедливого царя. И Халиф поблагодарил его за эти деяния.

    Что же касается Али аль-Бусти, то он сказал халифу:
    Яндекс.Метрика

    Дастан - эпическое произведение в фольклоре или литературе Ближнего и Среднего Востока, Юго-Восточной Азии, описывающий фантастические и авантюрные ситуации, в нём нередко усложнённый сюжет, несколько гиперболизированы события и идеализированы герои.
    18+ только для взрослых