Эпосы, легенды и сказания




















Петр Авен Время Березовского
Время Березовского
Для очень многих людей символом 90-х была фигура Бориса Абрамовича Березовского. Почему именно он воплотил в себе важные черты своего времени - времени становления второго российского капитализма? Этот вопрос автор книги, Петр Авен, обсуждает с двумя десятками людей, хорошо знавших Березовского в разные периоды его жизни. Среди собеседников автора - Валентин Юмашев и Александр Волошин, Михаил Фридман и Анатолий Чубайс, Сергей Доренко и Владимир Познер. 

Ноябрь/декабрь-2017 - премьера документального веб-сериала "Березовский"(автор сценария и режиссер - Андрей Лошак, продюсеры - Алексей Голубовский, Евгений Гиндилис, Сергей Карпов)

Об авторе:
Петр Авен (род. 1955) - российский государственный деятель, предприниматель. Выпускник МГУ, кандидата экономических наук.
В 1991-1992 годах - замминистра иностранных дел РСФСР, затем председатель Комитета внешнеэкономических связей РСФСР - первый заместитель министра иностранных дел РСФСР, министр внешних экономических связей РФ в правительстве Гайдара и представитель президента Ельцина по связям с G7.
С 1994 по 2011 год был президентом Альфа-Банка, а с июня 2011-го - председатель совета директоров Банковской группы Альфа-Банк; председателем совета директоров ОАО "АльфаСтрахование".
В  2008 году Петр и Елена Авен создали благотворительный фонд "Поколение". Меценат, член совета попечителей Государственного музея изобразительных искусств имени А.С.Пушкина.

Теги:
Березовский, 90-е, бизнес, политика, экономика, власть, Авен

...
Генри Марш Не навреди. Истории о жизни, смерти и нейрохирургии Do No Harm: Stories of Life, Death, and Brain Surgery
Не навреди. Истории о жизни, смерти и нейрохирургии
Совершая ошибки или сталкиваясь с чужими, мы успокаиваем себя фразами "Человеку свойственно ошибаться". Но утешают ли они того, кто стал жертвой чужой некомпетентности? И утешают ли они врача, который не смог помочь?
Нам хочется верить, что врач непогрешим на своем рабочем месте. В операционной всемогущ, никогда не устает и не чувствует себя плохо, не раздражается и не отвлекается на посторонние мысли. Но каково это на самом деле - быть нейрохирургом? Каково знать, что от твоих действий зависит не только жизнь пациента, но и его личность - способность мыслить и творить, грустить и радоваться?
Рано или поздно каждый нейрохирург неизбежно задается этими вопросами, ведь любая операция связана с огромным риском. Генри Марш, всемирно известный британский нейрохирург, раздумывал над ними на протяжении всей карьеры, и итогом его размышлений стала захватывающая, предельно откровенная и пронзительная книга, главную идею которой можно уложить в два коротких слова: "Не навреди".

...
Алена Долецкая Не жизнь, а сказка
Не жизнь, а сказка

О чём может рассказать первый главный редактор российского Vogue, основательница русской версии Andy Warhol's Interview, легендарная московская красавица, чьё имя стало синонимом качественной глянцевой журналистики? О том, как она вывела в свет Наталью Водянову? О том, чего стоит дружба Наоми Кэмпбелл и Леонардо ДиКаприо? О том, каково это - держаться на олимпе не один десяток лет, оставаясь при этом настоящим человеком?
Дочь знаменитого хирурга С.Я. Долецкого, внучка первого директора ТАСС Я.Г. Долецкого со свойственной ей иронией и пронзительной искренностью покажет, что скрыто за маской сказочной dolce vita.

...
Александр Ширвиндт В промежутках между
В промежутках между
Вся наша жизнь - это существование в промежутках между. Между юбилеями и панихидами, между удачами и провалами, между болезнями и здоровьем, между днем и ночью, вообще, между рождением и смертью возникает пространство, когда человек вынужден подумать. А когда начинаешь думать, то рефлекторно хочется поделиться чем-нибудь с кем-нибудь, кроме самого себя…...
Акунин Борис Азиатская европеизация. История Российского Государства. Царь Петр Алексеевич
Азиатская европеизация. История Российского Государства. Царь Петр Алексеевич
  • Продолжение самого масштабного и амбициозного проекта десятилетия от Бориса Акунина!
  • История Отечества в фактах и человеческих судьбах!
  • Уникальный формат: мегатекст состоит из параллельных текстов: история России в восьми томах + исторические авантюрные повести.
  • Суммарный тираж изданных за четыре года книг проекта - более 1 500 000 экземпляров!
  • Тома серии богаты иллюстрациями: цветные в исторических томах, стильная графика - в художественных!
  • Велик ли был Петр Великий? Есть лишь четыре крупных исторических деятеля, отношение к которым окрашено сильными эмоциями: Иван Грозный, Ленин, Сталин - и Петр I. Доблести Петра восхвалялись и при монархии, и в СССР, и в постсоветской России. "Государственникам" этот правитель импонирует как создатель мощной военной державы, "либералам" - как западник, повернувший страну лицом к Европе.

    Аннотация:
    Тридцатилетие, в течение которого царь Петр Алексеевич проводил свои преобразования, повлияло на ход всей мировой истории. Обстоятельства его личной жизни, умственное устройство, пристрастия и фобии стали частью национальной матрицы и сегодня воспринимаются миром как нечто исконно российское. И если русская литература "вышла из гоголевской шинели", то Российское государство до сих пор донашивает петровские ботфорты.
    Эта книга про то, как русские учились не следовать за историей, а творить ее, как что-то у них получилось, а что-то нет. И почему.

    "Проект будет моей основной работой в течение десяти лет. Речь идет о чрезвычайно нахальной затее, потому что у нас в стране есть только один пример беллетриста, написавшего историю Отечества, - Карамзин. Пока только ему удалось заинтересовать историей обыкновенных людей".

    Борис Акунин



    Об авторе:
    Борис Акунин (настоящее имя Григорий Шалвович Чхартишвили) - русский писатель, ученый-японист, литературовед, переводчик, общественный деятель. Также публиковался под литературными псевдонимами Анна Борисова и Анатолий Брусникин. Борис Акунин является автором нескольких десятков романов, повестей, литературных статей и переводов японской, американской и английской литературы.
    Художественные произведения Акунина переведены, как утверждает сам писатель, более чем на 30-ть языков мира. По версии российского издания журнала Forbes Акунин, заключивший контракты с крупнейшими издательствами Европы и США, входит в десятку российских деятелей культуры, получивших признание за рубежом.
    "Комсомольская правда" по итогам первого десятилетия XXI века признала Акунина самым популярным писателем России. Согласно докладу Роспечати "Книжный рынок России" за 2010 год, его книги входят в десятку самых издаваемых.

    О серии:
    Первый том "История Российского Государства. От истоков до монгольского нашествия" вышел в ноябре 2013 года. Вторая историческая книга серии появилась через год. Исторические тома проекта "История Российского Государства" выходят каждый год, поздней осенью, став таким образом определенной традицией. Третий том "От Ивана III до Бориса Годунова. Между Азией и Европой" был издан в декабре 2015 года. Четвертый - "Семнадцатый век" в 2016 году, и вот пятый - "Царь Петр Алексеевич" - появится на прилавках книжных магазинов страны в конце ноября 2017.
    Главная цель проекта, которую преследует автор, - сделать пересказ истории объективным и свободным от какой-либо идеологической системы при сохранении достоверности фактов. Для этого, по словам Бориса Акунина, он внимательно сравнивал исторические данные различных источников. Из массы сведений, имен, цифр, дат и суждений он попытался выбрать все несомненное или, по меньшей мере, наиболее правдоподобное. Малозначительная и недостоверная информация отсеялась. Это серия создавалась для тех, кто хотел бы знать историю России лучше. Ориентиром уровня изложения отечественной истории Борис Акунин для себя ставит труд Николая Карамзина "История государства Российского".
  • ...
    Михаил Ширвиндт Мемуары двоечника
    Мемуары двоечника
    Автор книги - известный продюсер и телеведущий Михаил Ширвиндт, сын всеми любимого актера Александра Ширвиндта. Его рассказ - настоящее сокровище на полке книжных магазинов. Никаких шаблонов и штампов - только искренние и честные истории. Александр Ширвиндт. При упоминании этого имени у каждого читателя рождается ассоциация с глубоким и умным юмором. Яблоко упало недалеко от яблони, и книга Ширвиндта Михаила пропитана все тем же юмором, иронией, - и, что особенно ценно, самоиронией. Видимо, это в семье родовое.
    С первых страниц книги автор приводит вас в свой дом, свою жизнь. Он рассказывает о ней без прикрас, не позируя и не стараясь выглядеть лучше, чем он есть. В книге, кроме семьи Ширвиндтов, вы встретитесь со многими замечательными людьми, среди которых Гердты, Миронов, Державин, Райкин, Урсуляк и другие.
    Автор доверил вам свою жизнь. Читайте ее, смейтесь, сопереживайте, учитесь на опыте и жизненных историях этой неординарной семьи....
    Архимандрит Тихон Несвятые святые и другие рассказы
    Несвятые святые и другие рассказы
    Один подвижник как-то сказал, что всякий православный христианин может поведать свое Евангелие, свою Радостную Весть о встрече с Богом. Конечно, никто не сравнивает такие свидетельства с книгами апостолов, своими глазами видевших Сына Божия, жившего на земле. И всё же мы, хоть и немощные, грешные, но Его ученики, и нет на свете ничего более прекрасного, чем созерцание поразительных действий Промысла Спасителя о нашем мире....
    Пол Каланити Когда дыхание растворяется в воздухе. Иногда судьбе все равно, что ты врач When Breath Becomes Air
    Когда дыхание растворяется в воздухе. Иногда судьбе все равно, что ты врач
    Пол Каланити - талантливый врач-нейрохирург, и он с таким же успехом мог бы стать талантливым писателем. Вы держите в руках его единственную книгу. Более десяти лет он учился на нейрохирурга и всего полтора года отделяли его от того, чтобы стать профессором. Он уже получал хорошие предложения работы, у него была молодая жена и совсем чуть-чуть оставалось до того, как они наконец-то начнут настоящую жизнь, которую столько лет откладывали на потом. Полу было всего 36 лет, когда смерть, с которой он боролся в операционной, постучалась к нему самому. Диагноз – рак легких, четвертая стадия – вмиг перечеркнула всего его планы. Кто, как не сам врач, лучше всего понимает, что ждет больного с таким диагнозом? Пол не опустил руки, он начал жить! Он много времени проводил с семьей, они с женой родили прекрасную дочку Кэди, реализовалась мечта всей его жизни – он начал писать книгу, и он стал профессором нейрохирургии. У ВАС В РУКАХ КНИГА ВЕЛИКОГО ПИСАТЕЛЯ, УСПЕВШЕГО НАПИСАТЬ ВСЕГО ОДНУ КНИГУ. ЭТУ КНИГУ!...
    Долгополов Н. М. Легендарные разведчики - 2
    Легендарные разведчики - 2
    В новой книге "Легендарные разведчики-2" из молодогвардейской серии "ЖЗЛ" вам предстоит познакомиться с героями, с которых лишь недавно снят гриф "Совершенно секретно". Их открывает для вас дважды лауреат литературной премии Службы внешней разведки РФ писатель Николай Долгополов. И потому знакомство с Героями России Алексеем Козловым и Жоржем Ковалем, нелегалами Михаилом и Елизаветой Мукасей, Еленой Модржинской, Иваном Михеевым, нашими агентами Клаусом Фуксом и членом "Кембриджской пятерки" Дональдом Маклейном, настоящим подполковником Рудольфом Абелем, а не полковником Вильямом Абелем - Фишером… станет для читателя откровением. Автор не мог не возвратиться к прежним Героям - тому же Вильяму Фишеру, Рихарду Зорге, о деятельности которых за последнее время стало известно немало нового. Изложена версия гибели великого Николая Кузнецова. В книге дан ответ на часто задаваемый вопрос: был ли разведчиком академик Евгений Примаков, спасший Службу внешней разведки от грозившего ей в начале 1990-х развала? Здесь же рассказ о Герое России Икс, чье имя пока не раскрыто. Есть в "Легендарных разведчиках-2" и некий момент мистификации. Среди персонажей этой книги и любимица главарей Третьего Рейха - русская актриса Ольга Чехова. Но была ли она советской разведчицей?...
    А. Ширвиндт Проходные дворы биографии
    Проходные дворы биографии
    Новая книга Александра Ширвиндта - не размеренное и скучное повествование. По словам самого автора: "Это не литература и не скрупулезная биографическая справка. Это - чехарда воспоминаний". О самых непростых моментах жизни Ширвиндт рассказывает в знаменитой ироничной манере, безо всякого снисхождения к себе и другим. Итак, "Проходные дворы биографии". Маршрут простой: от самого начала, от родильного дома, до, слава богу, пока не самого конца"....

    Когда эмир Мардуязид убедился в победе Зибака, он воскликнул:

    – Спасибо тебе, Степной лев, герой среди всех героев!

    Потом эмир приказал каравану собираться в путь, и они шли день и ночь, пока не достигли города Исфахана. Али ускользнул от своих спутников и стал ходить по улицам и рынкам города и осматривать постройки. Что касается эмира Мардуязида, то он поискал Зибака, но не нашел его. Он отправился к шаху Думану и рассказал ему, что с ним случилось. Шах приказал найти Али и доставить его к нему. Его увидели в то время, когда он осматривал дворцы Исфахана Персидского.

    Когда Али доставили к эмиру Мардуязиду, тот сказал ему:

    – Я был у шаха Думана и рассказал ему о твоей доблести. Он хочет тебя видеть, пойдем со мной.

    Зибак отправился вместе с ним к шаху Думану. Они вошли, и Али приветствовал шаха, а тот поблагодарил его за его доблесть. Потом шах стал расспрашивать Али, из какой он земли и как его имя. Али отвечал на это так же, как ответил эмиру Мардуязиду.

    Потом шах сказал:

    – Как только я услышал о том, как ты поступил с кочевниками-арабами, как расправился с ними, я захотел вознаградить тебя и сделать тебя Своим помощником и другом.

    – Я твой покорный слуга, – ответил Али. Тогда шах приказал принести для Али разукрашенную одежду, на плечах которой были прикреплены два золотых шара. Ему принесли то, что он велел. Все сердца склонялись к Али, а шах Думан назначил его своим телохранителем.

    Но Али нужно было узнать, где находится венец, а он еще не знал этого и был обеспокоен. Однажды шах сказал ему:

    – Я хочу выехать за город прогуляться и поохотиться. Приготовься, ты поедешь с нами.

    – Я вполне готов, – ответил Али. Они сели на коней и отправились в степь, где росла густая трава и были чистые источники. Спешились там, немного отдохнули, потом вновь сели в седло и стали охотиться на степную птицу и на газелей. Затем они отведали дичи, которую приготовил царский повар, и развеселились. Так провели они в радости и веселье три дня а потом сели на коней, чтобы вернуться в город Али попросил у шаха дозволения остаться там еще на один день, и шах разрешил, а сам вместе со своей свитой отправился домой.




    Глава девятнадцатая

    ДАЛИЛА ЕДЕТ ВСЛЕД ЗА ЗИБАКОМ







    Когда шах вернулся в Исфахан Персидский и уселся у себя в диване, к нему прибыл почтенный старец, который сообщил ему, что Мардуязид на самом деле зовется Али Зибаком и приехал в Исфахан, чтобы похитить венец Хосроев. Али вернулся в город и хотел войти в диван, но стражи преградили ему путь, а шах Думан крикнул:

    – Держите этого негодяя, это Али Зибак, он прибыл сюда, чтобы похитить мой венец!

    Когда Али понял, что его тайна раскрыта, он обнажил свой меч, набросился на людей шаха, как лев из степных зарослей, и отрубил головы нескольким из них. Когда он уже перебил многих, вокруг него стало Брюки Compagnia тесно, и он поскользнулся в крови одного из убитых и упал на его тело. К нему поспешили стражники, связали его по рукам и ногам и поставили перед царем. Шах спросил его:

    – Как же ты отважился на такие дела и поклялся перед Харуном ар-Рашидом, что принесешь ему венец? Ты умрешь теперь самой страшной смертью!

    Когда шах Думан сказал это, тот почтенный старец снял покрывало с лица, и Али увидел, что перед ним Далила-хитрица. Али побледнел и раскаялся в том, что не принимал ее в расчет. А шах приказал отвести Али в тюрьму.

    А Далила прибыла к шаху Думану вот почему: когда она узнала, что Али отправился в город Исфахан, она поспешила туда и, проникнув к шаху, рассказала ему обо всем, открыв, что Мардуязид на самом деле Али Зибак и что он поклялся халифу принести ему венец Хосроев. Потом она пообещала:

    – После того как ты убьешь Зибака, я съезжу в Багдад и доставлю к тебе халифа одурманенным и без сознания.

    Далила сама была родом из Исфахана. Шах Думан когда-то надумал послать ее в Багдад, чтобы она похитила для него дочь Харуна ар-Рашида, но Далиле Багдад понравился, и она своей хитростью и ловкостью сумела достичь высокого положения и больше не возвращалась в Исфахан, приехав туда только после того, как туда явился Али. Так Далила послужила причиной заточения Али.

    Что же касается Али, то он увидел ночью, что к нему приближается какой-то свет. Это был светильник, который несла женщина. Али подумал, что Далила пришла к нему для того, чтобы убить его и крикнул:

    – Позор тебе, сквернейшая из женщин, ты хочешь погубить меня, но знай, что Фатима-львица следит за тобой и убьет тебя, как режут овец!

    Но Далила сказала ему:

    – Если я освобожу тебя из этой тюрьмы, согласен ты быть предводителем под моим началом в Багдаде?

    – Молчи, бесстыдница! – ответил Али. – Смерть для меня легче, чем подчинение такой, как ты.

    Далила занесла руку с ножом и пригрозила:

    – Если ты не перестанешь упрямиться, то я убью тебя!

    Али бросился на нее и хотел ударить ее ногой, но на руках и на ногах у него были цепи, и Далила увернулась от него. Она повторила:

    – Али, если ты не откажешься от своего намерения, я тотчас убью тебя!

    Тут Али понял, что перед ним его мать, потому что женщина, которая явилась к нему, назвала его «Али». Он улыбнулся и сказал:

    – Ты настоящая любящая мать!

    Фатима прижала его к груди и сказала:

    – Вот куда привела тебя Далила-хитрица, Пойдем, сынок, вернемся в Багдад!

    Но Зибак возразил:

    – Положи руку мне на спину, к ты найдешь там небольшой сверток. В ней две травки.

    Фатима достала сверток я развернула его. Али сказал: ей:

    – Смотри, вот это – ядовитая трава. Кто отведает ее, умрет через сутки после этого. А свойство второй травки таково: если кто будет отравлен ядовитой травой и съест вторую траву до того, как пройдут сутки, то он будет жить я ему ничего не грозит. Возьми эту траву и береги ее. А сейчас зарежь курицу, свари похлебку, положи в нее отравленную траву и дай мне поесть этой похлебки. А потом ты сделаешь такую же похлебку и, положив в нее траву-противоядие, напоишь Брюки Compagnia меня ею, и я вновь оживу.

    Фатима сделала, как приказал ей Али, а, когда тот удал как мертвый, она удалилась.

    А Фатима пришла в тюрьму к Зибаку вот почему, когда Али покинул Багдад, она стала опасаться за него из-за Далилы. Она приехала в Исфахан и, увидев там Далилу, стала наблюдать за ней. Когда та пошла к царю, донесла ему обо всем и тот приказал заточить Али. Фатима последовала за ним, одурманила стражников, взяла ключи и проникла к сыну. Уходя, она открыла дверь, дала стражникам противоядие от дурмана и сказала:

    – Хорошенько стерегите Зибака! Он может удрать от вас.

    И после этого ушла.

    Что касается Далилы, то утром она вошла в диван к царю, поцеловала ему руки я сказала:

    – Сегодня же казни Зибака, потому что я хочу отправиться в Багдад и привести тебе Харуна ар-Рашида, а также его дочь Гаррат ас-Сабах.

    – Это правильно, – согласился шах. А в это время Фатима-львица стояла у дверей дивана, переодетая нищим крестьянином, и просила милостыню. Она слышала весь разговор, который происходил между шахом и Далилой. После этого шах отправил своих воинов в тюрьму вместе с Далилой. Но когда они вошли к Зибаку, то увидели, что он уже расстался о жизнью. Далила сказала:

    – Может быть, он одурманен.

    Она пощупала его пульс и поняла, что он мертв. Она сказала:

    – Ах ты, негодный, ты умер до повешения, чтобы враги не насмехались над тобой! Но тебя нисколько не жалко.

    Потом Делила пошла к шаху Думану и рассказала ему о том, что случилось с Али. Узнав, что Али умер, шах велел закопать его. Тело отнесли за город и там закопали. А Далила подошла к тому месту и сказала:

    – Я получила от тебя то, что хотела, и заставила сердце твоей матери гореть до конца ее дней.

    Далила стала плясать на могиле Зибака – от великой радости. Потом она вернулась в диван и сказала шаху:

    – Я еду в Багдад, чтобы выполнить то, что я тебе обещала.

    С этими словами она отправилась вместе с Абу Накдом в Багдад. Тогда Фатима поднялась, разгребла землю на могиле Али, вынула оттуда тело своего сына и отнесла его в укромное место. Потом она смешала траву, которую ей дал Али, с куриным отваром и напоила его. Когда он выпил отвар, к нему вернулась жизнь. Фатима ухаживала за ним, пока он совсем не ожил. И тогда она обрадовалась его воскрешению и стала целовать его. Потом она рассказала Али, как Далила плясала на его могиле. Али сказал в ответ:

    – Если господь позволит мне, я покончу с ней. Но как нам получить венец Хосроев?

    – Погоди немного, – отвечала Фатима.

    Она отправилась на рынок, купила черной красни и выкрасила Зибака так, что он стал чернокожим. Сама же оделась так, как одеваются персидские старухи, и повела Али к шаху Думану. Придя к нему, она пожелала ему вечной славы и величия. Шах спросил ее:

    – Что тебе нужно?

    Фатима ответила:

    – Я жена одного из эмиров Хорасана. Мой муж умер, не оставив мне детей, а оставил только этого чернокожего раба. Я привела его к тебе в подарок. Прими же его от меня.

    – Как тебя зовут, добрая женщина? – спросил шах.

    Фатима ответила:

    – Меня зовут Каукаб, а имя этого раба – Бухейт.

    Шах сказал ей:

    – Возьми плату Брюки за этого раба.

    Но старуха отказалась, говоря:

    – Мне не нужно платы за него, я, только прошу, чтобы у тебя ему жилось хорошо, потому что у нас его уважали и почитали.

    Шах Думан проводил старуху с почетом и принял у нее в подарок этого раба, отведя ему комнату в своих личных покоях. Али оставался там в течение шести дней, а на седьмой день, когда шах был в диване, к нему явились его приближенные и доложили:
    Яндекс.Метрика

    Дастан - эпическое произведение в фольклоре или литературе Ближнего и Среднего Востока, Юго-Восточной Азии, описывающий фантастические и авантюрные ситуации, в нём нередко усложнённый сюжет, несколько гиперболизированы события и идеализированы герои.
    18+ только для взрослых